Земляки в боях за Родину

Сам он коренной пикалевец. Когда-то начинал строить цементный завод. После курсов стал шофером на «ЗИС-5» здесь же, на цементном. Доставлял из Тихвина по бездорожью стройматериалы и детали агрегатов для нового завода.

Когда в 1939 году началась война с белофиннами, Николай Сперанский был призван в ряды Красной Армии. В жестокие морозы, по глубокому снегу шофер подвозил красноармей­цам боеприпасы, доставлял в тыло­вые госпитали раненых. В штурме линии Маннергейма есть и его вклад.

... Наступил суровый сорок пер­вый год. В первые же дни войны вместе с машиной он был направлен на Северо-Западный фронт. Всем известна героическая эпопея Ленин­града. 900 блокадных дней. Фронто­вой шофер Николай Федорович Спе­ранский с первого и до последнего дня существования знаменитой Дороги жизни был водителем на ледовой трассе, подвозил боеприпасы и запас­ные части к авиамоторам в Ленин­град, отвозил из блокадного города больных и раненых. Немало трудно­стей выпало на долю водителей ледо­вой трассы: бомбежки и артобстрелы, снежные заносы и предательские промоины, жестокие морозы и пурга.

На всю жизнь запомнился Николаю Федоровичу один из драматических эпизодов, участником которого он был. Однажды рано утром он вез в Ленинград 35 специалистов — ре­монтников авиаподразделения. Впе­реди и сзади, на расстоянии 300 мет­ров друг от друга, двигались другие автомашины с боеприпасами. Внима­тельно вглядываясь вперед, он вел машину по ледовой трассе, мимо чёр­ных, дышащих паром воронок и об­горевших машин. Когда миновал про­стреливаемое из дальнобойных ору­дий место, облегченно вздохнул. Но внезапно из-за туч с воем вырвался вражеский бомбардировщик. Сперанский крепко сжал обморожен­ными руками баранку и дал полный газ. Фашист стремительно прибли­жался. В кузове притихли красноармейцы, они были беззащитны. Те­перь все зависело от водителя.

Когда самолет, набрав скорость спикировал на маленькую машину шофер резко затормозил. Немецкий летчик не рассчитал и сбросил бомбы впереди машины. Столбы воды и огня поднялись на дороге. Шофер рез­ко свернул направо и объехал огромные воронки. Фашист улетел, видимо, у него кончились бомбы.

- Счастливый ты парень, — по­жимали водителю руки ремонтники.

А он-то знал, что дело тут совсем не в счастье. Помогли выдержка и опыт, которых не занимать было Николаю Федоровичу.

Таких эпизодов в его фронтовой жизни было немало. После прорыва блокады Ленинграда военный шофер Н. Ф. Сперанский участвовал в на­ступлении на запад, подвозил на аэ­родромы боеприпасы. Особенно труд­но пришлось шоферам в боях под Нарвой. Бывало, по двое-трое суток подряд Николай Федорович вместе с другими водителями сквозь огонь, пургу и черный дым доставлял на передовую бойцов, боеприпасы, отво­зил раненых. Об отдыхе некогда было думать.

За отвагу и мужество под Выбор­гом и городом Пилау он был отмечен благодарностями Верховного Главно­командующего.

Окончил войну наш земляк неда­леко от Кенигсберга. Его грудь укра­шали шесть боевых медалей, в том числе «За оборону Ленинграда», «За боевые заслуги», «За победу над Германией» и другие.

Вернулся с фронта солдат — и снова на свой родной завод. Стал работать слесарем на ремонтно- механическом участке цементного завода. Ему при­своили звание ударника коммунисти­ческого труда. Когда подошло время уходить на пенсию, он не сразу оста­вил свой цех. Несколько лет работал, а год назад решил отдохнуть. Прошел год, и снова бывший фронтовик вер­нулся на цементный завод, на свое рабочее место.

Знаете, я привык к работе. Си­жу дома на пенсии, а думаю о своих товарищах. Есть еще у меня силы, пойду немного поработаю, — просто объяснил он мне. И глаза старого ветерана по-молодому блеснули.

Есть еще порох в пороховницах Николая Федоровича. Знать, на всю жизнь осталась у него фронтовая привычка — быть там, где труднее, в одном строю с товарищами.

Ярков, В. Баранку не бросал шофер / В. Ярков // Новый путь. – 1975. – 6 сентября. – С. 2,3, фото.


МБУ «Бокситогорский межпоселенческий культурно-методический центр»
© 2019