В боях за Тихвин

46-й танковый полк под­няли ночью по тревоге. В штаб 7-й армии, стоявшей на Свири, пришло тревожное сообщение: немцы взяли Тих­вин. Полк двинулся навстре­чу врагу. Ожесточенные бои развернулись в 10-15 ки­лометрах к северу от Тих­вина. В районе деревни Кайвакса противник понес пер­вые серьезные поражения и вынужден был перейти к обороне.

Но нашим войскам нужно было во что бы то ни стало взять Тихвин, помочь осаж­денному Ленинграду. В боях за Тихвин танкисты творили чудеса. В числе лучших вои­нов полка считался механик- водитель Иван Степанович Кудрин. Он был среди тех, кто своей боевой машиной прокладывал путь пехоте, уничтожая вражескую оборо­ну. Экипаж танка, искусно используя лесистую мест­ность, неожиданно появлялся там, где фашисты меньше всего ожидали его. Танкисты умели с ходу вести меткий огонь, наносили большой урон врагу. Под гусеницами боевой машины трещали вра­жеские минометы и броне­колпаки.

Дружный коллектив «три­дцатьчетверки » много раз хо­дил в ночные атаки. Коман­дир танка младший лейтенант Гольцев, стрелок-радист Скакунов, механик-водитель Куд­рин горели одним желанием — отомстить ненавистному врагу. За несколько дней боев за Тихвин танкисты уничтожили до роты враже­ских солдат и офицеров, мно­го боевой техники.

Но война есть война. Од­нажды, когда машина стре­мительно шла вперед, а нее попал вражеский снаряд. Танк остановился. Немцы окружили его. Целые сутки экипаж отстреливался, не допуская к себе фашистов и уничтожая их огневые точки. Ночью радист Скакунов вы­шел из машины на связь с нашей пехотой, но на обрат­ном пути был ранен. Тогда на помощь товарищу поспе­шил механик-водитель Куд­рин. Но разрывом новой ми­ны был ранен, а радист убит. Кудрин с трудом влез в ма­шину, и танк продолжал ве­сти огонь по противнику.

— Будем драться до пос­леднего, — сказал командир танка младший лейтенант Гольцев, — но машину не бросим.

Внезапно начался ожесто­ченный артиллерийский об­стрел. Гольцев погиб. Из всего экипажа остался один Кудрин. Иван Степанович перевязал себе раны, с тревогой взглянул в смотровую щель. А для тревоги были причины. Его машина отор­валась далеко от своих и она оказалась во вражеском окру­жении. Другие наши танки не смогли прорваться сюда. Всюду сновали фашисты, го­товые в любую минуту расправиться со смельчаком. Танк не мог двигаться. Но его огневая мощь сохрани­лась. Кудрин стая стрелять короткими очередями из пу­лемета. Пять дней и ночей продолжалась осада подбито­го танка. Мужественный тан­кист вел неравный бой. И ни­чего не могли с ним поде­лать фашисты. Бронированная крепость выстояла до тех пор, пока не подоспела выручка. Пять суток дрался герой, истекая кровью, обессиленный от ран и голода, в подбитом осажденном танке.

И вышел победителем из этого неравного поединка.

Указом Президиума Вер­ховного Совета СССР от 30 ноября 1941 года Ивану Сте­пановичу Кудрину присвоено звание героя Советского Со­юза.

Нам удалось разыскать И. С. Кудрина. В настоящее время он проживает в Орен­бургской области В честь двадцатилетия великой побе­ды И. С. Кудрин был награж­ден именными золотыми часами.

Рассказ о герое-танкисте написан мною по материалам из архива Министерства обороны СССР и воспоминаний, присланных полковником Н. Г. Косогорским, который был непосредственный сви­детелем подвига Н. С. Кудрина.

Калинин, М. Пять суток в осаде / М. Калинин // Новый путь. – 1965. – 12 сентября.


МБУ «Бокситогорский межпоселенческий культурно-методический центр»
© 2018