Журавлевский сельский клуб

Каждое утро все начинается сначала. Работа. Волнения. Уда­чи и разочарования. Иногда Надежда выходит из дома, больше всего желая ни с кем не встре­чаться: тяжело на сердце. Иногда летит, как на крыльях. Мимо знакомых с детства домов, светло улыбаясь односельчанам- журавлевцам. Мужчины коротко кивают, женщи­ны певуче: «Здравствуй, Наденька!».

Многое начинается с песни. Волшебные дет­ские сны под тихую мами­ну песню. Верность ма­ленькой деревне, где вы­рос. А теперь вот и сла­ва растет от нее, от пес­ни...

У Ивана Семеновича Новожилова Надюша бы­ла первым ребенком, бес­конечно обожаемым. Ма­ленькая любительская фо­тография сохранила па­мять об этом. Маленькая, как кукла, дочка не очень уверенно стоит на пригор­ке и поет-улыбается, а рядом «сторожат» дочку сильные отцовские руки...

Надю любят в семье — теперь так можно сказать о ее деревне, в боль­шой семье. Сейчас На­дежде восемнадцать лет, второй год она работает в Журавлевском доме куль­туры. Директор. Много ли можно успеть к восем­надцати?

Она успела. Стала сту­денткой заочного отделе­ния института культуры. Создала в деревне ан­самбль. В Ленинграде, на фестивале народного твор­чества, маститые, знамени­тые назвали его «чистей­шей воды народным, глу­боко своеобразным». На­градили дипломом первой степени.

А начиналось это так. В одно воскресное утро Надежда пошла по дерев­не, заходя в каждый дом. «Тетя Аня, приходите в клуб на репетицию». Еще дом — и еще приглаше­ние. И еще. А потом встречались на улице: «Так я вас жду». Вдруг к вечеру доносился слух: такая-то сегодня не при­дет... Вновь бежала, уго­варивала мужей, делая их даже своими союзниками. Кстати сказать, после большого успеха в Ленин­граде мужчины гордятся своими женами, сестрами-певицами. И отпуска­ют... «на гастроли»).

Мы шли с Надеждой по деревне, и кто бы ни по­пался навстречу — каж­дый оказывался участни­ком ансамбля... У колод­ца повстречали Анну Дмитриевну Волкову: «Люблю петь с детства, а времени для репетиции уж как не найти... Вечера ждешь». Зашли к Клавдии Михайловне Новожило­вой. Она поет и на бала­лайке играет. Ай да жен­щины здесь! Женщины — иных здесь ласково зовут уже бабусями — и поют, и танцуют старинные тан­цы, и сами играют, Клав­дия Михайловна напе­ла две свадебные песни «Кто тебе по сердцу мил, Машенька» и «Летели две птички». Простые сло­ва и простая мелодия, а так трогают, так много говорят и о всех женщинах-россиянках, и о Клавдии Михайловне, и о Наде...

Песни эти старинные, народные отыскать было нелегко. Записала На­дежда слова одной из пе­сен, а на репетиции вдруг забылась мелодия. И вот вечером будущий фольк­лорный ансамбль гурьбой пришел в дом бабушки Беловой. «Спой нам, ба­ба Наталья, старинные свои песни». Записали ее на магнитофон, и так вернули старым песням молодость. Дома у Ново­жиловых нас словно под­жидала еще одна певица. Да нет, две. Второй бы­ла мать Надежды — Зоя Ивановна.

Посмеялись про то, кто сейчас похож или не по­хож в домашних делах на артистку. Зоя Ивановна пошутила:

«Мы всей семьей мо­жем петь. Иван-то Семе­нович играет, да только на кого хозяйство оста­вим, если все уедем? При­ходится одному оставать­ся дома».

В деревне зажглись ог­ни фонарей. Светлым и праздничным стал зали­тый светом Дом культу­ры. За стеклом-стеной над шахматами склони­лись мальчишки. Надеж­да торопилась — еще нужно забежать домой, перекусить — и вновь на работу, к людям. К лю­дям, с которыми и неуда­чи, и радость — все вместе.

Балашова, С. Надя-Надежда // Новый путь. - 1976. - 21 февраля. - С. 1, фот.


МБУ «Бокситогорский межпоселенческий культурно-методический центр»
© 2018