Воронин Николай Александрович - директор первого в мире завода искусственного обезвоживания торфа

В одном из писем в Бокситогорск бывший секретарь Тихвинского райкома комсомола А. В. Кретов писал: «Неплохо бы одну из улиц города назвать именем коммуниста Николая Александровича Воронина. Он вполне заслужил этого».

Кто же такой Н. А. Воронин? Николая Александровича уже нет с нами. Несколько лет назад бокситогорцы проводили его в последний путь. За гробам старого коммуниста шло очень много людей.

Ушел из жизни замечательный человек, о делах которого помнят и еще долго будут помнить тысячи людей.

Свой рассказ о Воронине я решил начать издалека. В 1938 году на болотистой окраине рабочего поселка Бокситы появились строители. Они начали рыть котлованы под фундаменты цехов первого в мире завода искусственного обезвоживания торфа, ныне Бокситогорского биохимического завода. Ветеран этой стройки и завода Н. С. Целовальников, находящийся сейчас на заслуженном отдыхе, вспоминает: «В начале 1939 года на территории нынешнего бункерного отделения начались оползни. Это грозило срывом работы на котловане. Тогда руководители стройки обратились к комсомольцам. Сразу же было создано несколько ударных бригад, которые день и ночь боролись с бедствием. Подбадривал молодежь и показывал ей пример приехавший из Тихвина секретарь райкома партии. Он вместе с другими возил на тачке землю, в трудную минуту появлялся там, где нужна была помощь. А когда комсомольцы победили стихию, партийная организация стройки объявила им благодарность».

В конце апреля 1941 года строительно-монтажные работы были закончены. Новый завод вступил в строй и выдал первый в нашей стране искусственно обезвоженный торф. Первым директором нового предприятия стал коммунист Николай Александрович Воронин. Недолго ему пришлось на­лаживать новое производство. Война прервала мирный труд советских людей. Бокситогорск вскоре оказался в прифронтовой полосе. Оборудование заводов, в том числе искусственного обезвоживания торфа, было эвакуировано на Урал.

Над Родиной нависла смертельная опасность. Это хорошо понимал вчерашний директор завода. Сегодня он уже выступил в роли командира, которому было поручено формирование первого в нашем районе партизанского отряда. В отряд вместе с директором ушли многие рабочие завода. Вывший его работник, коммунист А. П. Матвеев был назначен комиссаром.

Перед партизанским отрядом Н. А. Воронина командование поставило три основные задачи: лик­видацию вражеских разведчиков, установление координатов зенитной артиллерии противника и оказание помощи нашим бойцам, выходившим из окружения.

Боевая летопись бокситогорских партизан под командованием Н. А. Воронина началась 19 августа 1941 года. В этот день на импровизированном поезде (открытые платформы) отряд пере­базировался со станции Мга на станцию Погостье в Киришском районе. Высаживались под бомбежкой фашистских самолетов.

Партизаны сразу же установили связь с местным населением и приступили к активной раз­ведывательной работе. Была создана специальная разведывательная группа из одиннадцати человек, в которую вошли самые выносливые и отважные партизаны, в частности, И. П. Смирнов, Т. И. Слинченко и другие. Не раз группу разведчиков лично возглавлял комиссар отряда А. П. Матвеев.

Отряд Воронина был грозой для фашистов. Он провел много смелых операций в тылу врага, оказал большую помощь нашим регулярным войскам. Многие до сих пор хорошо помнят такой эпизод. 3 сентября 1941 года партизаны подошли к деревне Горки на берегу реки Тигоды. Выслали вперед разведку. Та доложила, что в деревне находится небольшой гарнизон гитлеровцев. Тогда командир отряда Воронин принял смелое решение: идти через деревню развернутым строем. Впереди колонны с ручным пулеметом в руках шагал бывший секретарь комсомольской организации торфозавода Иван Жуков. Его внушительная фигура и весь вид колонны, смело, во весь рост, шагавшей по деревне, занятой врагом, наводили ужас на фашистов, которые не посмели высунуться из укрытий. Отряд благополучно добрался до места, где предстояло выполнить важное боевое задание.

Этот дерзкий рейд имел не только военное, но и большое моральное значение. Население оккупированных сел убеждалось, что у нас есть сила, способная сломить, покарать злобного врага. Нельзя забывать, что тогда шел, пожалуй, самый трудный, 1941 военный год.

Осенью 1941 года Советское командование готовило крупную операцию по разгрому немецкой группировки под Тихвином. Обком ВКП(б) и Военный Совет фронта приняли решение о формиро­вании гренадерской бригады, которая должна была сыграть важную роль в борьбе с врагом. В состав этой бригады вошли и партизанские отряды. Нашлось много добровольцев из числа партийного, советского и комсомольского актива Тихвинского и соседних районов. Н. А. Воронин был назначен комиссаром Третьего отдельного гренадерского батальона. Все, кто воевал под руководством этого храброго и чуткого к людям человека, навсегда сохранят о нем память.

В гренадерском батальоне было много комсомольцев. В самой сложной и трудной обстановке они собирались вместе, чтобы поговорить о своих делах. Накануне решительного штурма Тихвина комсомольцы встретились в районе деревни Астрача. На этом комсомольском собрании с докла­дом выступил комиссар батальона Н. А. Воронин. В сорокаградусный мороз, затаив дыхание, комсомольцы слушали горячие, проникновенные слова комиссара о том, как важна для Ленинграда, для всей страны победа под Тихвином. Слова Н. А. Воронина глубоко запали в душу каждого вои­на. Комсомольцы-гренадеры сдержали свою клятву: враг был выбит из Тихвина.

Комиссар Воронин умел не только хорошо говорить. Когда этого требовала обстановка, он увле­кал бойцов личным примером, показывал мужество и героизм. В разгар боев за Тихвин батальону необходимо было перерезать важную дорогу. Внезапно наступление наших бойцов приостановилось: мешал ураганный огонь вражеских батарей. Требовалось срочно разведать огневые точки неприятеля и подавить их. Комиссар Н. А. Воронин подозвал к себе политрука А. В. Кретова: «Саша, пойдем в разведку». И они поползли по бурелому, утопая в глубоком снегу. Вскоре фашисты заметили отважных разведчиков и открыли прицельный огонь. Воронин и Кретов прижались к корням упавших деревьев и стали наблюдать. Рядом беспрерывно свистели пули. Дорога, по которой надо было возвращаться, вся простреливалась. «Метко, черти, бьют», — сказал комиссар, а сам котелок на автомат повесил и поднял над головой. Продырявленный котелок тотчас слетел в снег. Кретов в другом конце бурелома приподнял вверх шапку. И она свалилась, пробитая пулями.

Огневые точки они разведали, а выйти почти невозможно. Воронин предложил разгребать руками глубокий снег и ползти по этим ходам к своим. Так и сделали.

Заканчивая свои воспоминания о замечательном коммунисте и человеке Н. А. Воронине, я хочу вернуться к началу своей статьи. Да, Николай Александрович вполне заслужил, чтобы город, биохимический завод увековечили его славное имя.

Веселов, А. Директор, комиссар, пропагандист // Новый путь. – 1971. – 21 августа. – С. 3, 4.


МБУ «Бокситогорский межпоселенческий культурно-методический центр»
© 2018