Миша Синевич, Алеша Волков, Миша Цветков, Миша Разин, Федя Раков, Иван Федотов - юные разведчики из деревни Великий Двор Бокситогорского района

Их была группа. Все одного возраста — четырнадцати-шестнадцатилетние подростки. Все из одного места — из деревни Великий Двор. Когда в тяжелом 1941-м война пришла на землю нашего края, они добровольно, по зову сердца своего встали в ряды защитников Отчизны. Один за другим великодворские ребята Миша Синевич, Алеша Волков, Миша Разин, Федя Раков, Королев, Миша Цветков, Иван Федотов пришли тогда в штаб Четвертой армии Волховского фронта, который находился вблизи от их деревни, в селе Большой Двор, и заявили о своем желании помогать советским воинам. Сформировался отряд юных разведчиков. Ребят научили ориентироваться на местности, различать по знакам отличия рода немецких войск. Тренировали их память. После этого юные разведчики ходили в тылы врага и добывали ценные сведения для командования Четвертой армии.

Мне довелось встретиться с некоторыми юными разведчиками из этой группы. О их боевых подвигах и хочу рассказать.

Связной штаба распахнул дверь землянки и громко позвал:

- Синевич и Волков, к командиру!

Ребята поднялись с нар, оделись и вышли. На дворе стоял холодный ноябрьский день. Землю покрыл снег своим тонким и легким покрывалом. Дул порывистый холодный ветер. Ежась от мороза, Миша и Алеша бежали в штаб. Их встретил майор Алексеев. Он со всех сторон осмотрел ребят, потом по-отцовски потрепал по плечу того и другого и сказал:

Вот теперь вы очень похожи на бродячих сирот в оккупированных немцами деревнях.

Миша и Алеша улыбались, глядя друг на друга. На обоих была рваная одежда, видавшая виды обувь. Оба были чумазыми: специально по две недели не умывались.

Майор подвел ребят к карте, показал, куда и каким путем они должны пройти, объяснил им их задачу. Потом расцеловал и проводил за околицу. Школьные друзья Миша и Алеша пошли в тыл врага. Незнакомой дорогой, тропинками через леса, болота, речки они пробирались к намеченному пункту. Первую ночь ночевали в лесу, в шалаше, у тускло горевшего костра. Вспоминали, как позапрошлой осенью после школы бегали на колхозное поле и там, на таком же вот костре, пекли картошку. К утру того и другого сморил сон, и, свернувшись калачиком, они дремали на еловых лапах у костра.

На следующий день Миша и Алеша дошли до деревни Шибенец. Как их и учили, из укрытия они долго наблюдали за всем тем, что происходит в деревне, которая была занята немцами. Особенно пристально смотрели ребята за работой железнодорожной станции, продвижением составов на линии Будогощь — Тихвин. Узнать о перевозке войск, техники через эту станцию, о наличии в ее окрестностях солдат, орудий и оборонительных сооружений противника — это и составляло главное в задании юных разведчиков.

Семь суток бродили они в этом районе. Днем маскировались от немцев в лесу, ночью прятались в банях, амбарах, скирдах сена. Все запоминали, что удалось увидеть. И, возвратившись обратно, принесли для штаба Четвертой армии мнoro ценных сведений. Майор Алексеев объявил ребятам за выполнение этого задания благодарность.

Четвертая армия готовилась к решающему сражению за освобождение Тихвина. Командованию нужны были точные сведения о наличии техники и войск в ближних тылах врага, о его резервах. Выведать об этом в одном из районов было поручено юным разведчикам Мише Синевичу, Алеше Волкову и Мише Цветкову. Вновь облеклись однокашники в самую что ни на есть рваную одежду и обувь и отправились за линию фронта.

Тяжелой, сложной в этот раз была задача. К какой деревне ни сунутся ребята, всюду прочные заслоны немцев. Обогреться негде, кусок хлеба или картошину не добыть. А тут еще, как назло, мороз покрепчал. Голодные, промерзшие, ребята обессилели. И случилось несчастье: Миша Цветков, находясь в засаде, сидел и обморозил себе ногу. С большим трудом товарищи вывели его обратно. Паренька положили в госпиталь, но, чтобы спасти его жизнь, ампутировали ему ногу. Задание же юные разведчики выполнили полностью. Они внесли достойную лепту в успех боев за освобождение от гитлеровцев Тихвина и нашего края.

Всех тех трудных дней и дорог в тылу врага не назовешь. Много их на счету юных разведчиков. Но есть для каждого особенно памятные, не забытые в подробностях и до сегодняшнего дня случаи. Михаил Синевич помнит, например, разведку боем на нашем же Волховском фронте. Первый раз он тогда ходил в тыл врага с оружием и под командованием старшего лейтенанта. Вот только фамилия этого офицера со временем за­былась.

Была их группа из шести человек. Ночью полковые саперы сделали им проход в минном поле противника и проводили за линию фронта. Было это под Лезно. Пробираясь по немецкой обороне, разведчики обнаружили блиндаж. Кругом его местность была открытой. Подойти незаметно и бесшумно снять часового не удалось. Тогда по приказу командира разведчики оцепили блиндаж, забросали его гранатами. Ворвавшись в землянку, обезоружили и пленили оставшихся в живых немцев. В штаб армии доставили «языка», который дал ценные сведения. За проявленные мужество и храбрость в этой схватке юный разведчик Миша Синевич был награжден медалью «За отвагу».

А потом была еще у Миши Синевич и тосненская партизанская осень. Это в 1942 году. Их группу из четырех человек: его, Степана Дюпина, Николая Лобанова и радистку Веру забросили в тыл врага, под Тосно. Задача: смотреть круглосуточно за передвижением войск по Октябрьской магистрали, а также шоссейным дорогам и радировать обо всем в штаб фронта. Полтора месяца действовала отважная четверка в центре большого сосредоточения немецких войск. По их своевременно переданным сигналам наша авиация настигала в пути эшелоны с живой силой и техникой гитлеровцев и громила их.

В то утро, 26 сентября, группа стояла недалеко от деревни Ушаки, в лесу у болота. Миша Синевич только что вернулся из засады от железной дороги и в стороне от палатки разводил костер. Надо было успеть, пока стоял над болотом густой туман, сварить завтрак. Вера передавала шифровку. Там же, в палатке, с ней был и коман­дир группы Степан Дюпин.

Внезапно за спиной Миши Синевича гавкнула собака. Юный партизан схватил рядом стоявший автомат и залег в куст. На противоположный от него край поляны выскочили из кустов немцы. Было понятно, что фрицы запеленговали группу разведчиков и окружили. Завязался бой. Первой жертвой пала Вера, радистка. Ее скосили немцы сразу, как только она выскочила из палатки. Дюпин, Синевич и Лобанов, отстреливаясь, стали уходить через болото в глухие леса. Гитлеровцы преследовали их долго и ожесточенно. Командир группы Степан Дюпин получил две раны, истекал кровью. Обессилевшего, его тащили на себе юные партизаны.

Полторы недели блуждали трое партизан по дремучим лесам, пробираясь к линии фронта, к своим. Наконец, вышли к реке Волхов, выше Киришей, у озера Кабацкое. Было это 6 октября. По реке тащило уже мелкую шугу — первый лед, а трое партизан-разведчиков    перебирались через водный рубеж вплавь.

Закончил войну наш земляк Миша Синевич солдатом 139 отдельной разведывательной роты 178 Кулагинской Краснознаменной дивизии. В ее составе он дошел до Либавы, где участвовал в Курляндской операции по разгрому врага. Его грудь украсили медали «Партизану Отечественной войны» II степени, «За оборону Ленинграда» и другие награды.

...Бегут вдоль дороги столбы-опоры линии телефонно-телеграфной связи. Бегут они от Великого Двора к Труфанову и к Большому Двору, а дальше расходятся в Тихвин и Бокситогорск. Частенько шагает под проводами этих линий невысокого роста, худощавый, русоволосый человек с переброшенными через плечо когтями. Это монтер связи Тихвинского ЭТУС. Встретите, поклонитесь ему. Это он и есть, юный разведчик Миша Синевич, тогдашний подросток из Великого Двора, а ныне отец семейства, ветеран войны и труда Михаил Федорович Синевич.

Питеряков, Н. Юные разведчики // Новый путь. – 1971. – 25 ноября. – С. 3,4.


МБУ «Бокситогорский межпоселенческий культурно-методический центр»
© 2018