Николаев Виктор Алексеевич, участник боев за Тихвин

Среди тех, кто принимал активное участие в тяжелых боях за Тихвин, был наш земляк Виктор Алексеевич Николаев, ныне старший механик корундового цеха Тихвинского глиноземного завода.

В октябре 1941 года Виктор Николаев находился в поселке Ларьян в учебном батальоне. Вместе с ним были его земляки Михаил Ефимов из деревни Горелуха, машинист паровоза, и токарь Тихвинского глиноземного завода Костя Майоров.

7 ноября. Для солдат вечером демонстрировали художественный фильм. В 2 часа ночи прозвучал сигнал боевой тревоги. Выдали боекомплект. Объяснили боевую задачу.

Немцы ворвались в Тихвин. Идем в бой под Астрачу, — объявил командир батальона.

24 километра прошел батальон и утром 8 ноября занял исходный рубеж под Астрачей. Рота, в которой был В. А. Николаев, окопалась вдоль ручья на поле, расположенном на западной окраине деревни, недалеко от того места, где сейчас находится братская могила. Зарывались как можно глубже. Ночь с 8 на 9 ноября прошла спокойно. А утром немцы начали ураганный обстрел наших позиций.

На наши головы летели снаряды, мины, со стороны леса стреляли пулеметы, — рассказывает Вик­тор Алексеевич. — У нас появились первые убитые и раненые. Санитары относили их в тыл. Обстрел длился беспрестанно до полудня. В это время к нам пробрался связной с приказом: «Отступить к деревне Галично». Мы отошли. У Галично заняли оборону. Но стояли здесь недолго. И снова приказ: «Выйти под Астрачу. Занять рубеж». В деревне Астрача состоялось комсомольское со­брание. Здесь, на огневом рубеже, я вступил в ряды Ленинского комсомола.

Молодые бойцы дали клятву: «Освободить Тихвин или умереть». Под вечер к нам на передовую прибыл с группой офицеров командующий 4-й армией генерал армии К. А. Мерецков. Он обратился к нам с короткой речью. Нам всем запомнились его слова: «Товарищи бойцы! Нам надо во что бы то ни стало освободить совхоз имени 1 Мая!». Бойцы заверили командующего, что выполнят поставленную задачу.

С рассветом батальон пошел в атаку. Выпрыгнув из окопов, молодые бойцы с криком «Ура!» рывком проскочили по мосту через ручей у Астрачинской школы и стали подниматься в гору. Противник открыл перекрестный огонь из пулеметов и автоматов. Землю вздыбили разрывы мин. Батальон залег.

—В этом бою разрывной пулей был смертельно ранен наш командир взвода, говорит В. А. Николаев.

Ночью мы сделали маневр, а утром форсировали реку Тихвинку в районе, где сейчас стоит пионерский лагерь «Металлург», и неожиданно напали на немцев, окопавшихся на холмах за рекой. Бой был тяжелым. Мы понесли потери, но и ни один немец не ушел живым.

— После батальон был направлен на переформирование, — говорит мой собеседник. — Я попал в разведку 25-го стрелкового полка 44 стрелковой дивизии. Взводом разведки командовал лейтенант Н. А. Моисеенко. Каждую ночь мы отправлялись на поиск в тыл врага. Приходилось иногда проводить разведку боем. В одном из таких боев на территории совхоза им. 1 Мая я потерял своих земляков М. Ефимова и К. Майорова.

В ночь на 9 декабря около 12 часов ночи мы отправились в разведку в Паголду. Вместе с нами не­отступно следовали наши воспитанники, юные разведчики, которых тогда называли «сыновьями полка». Это были два пионера: двенадцатилетний Костя Пчелко и тринадцатилетний Саша Котов. От нас они получали сведения и доставляли в штаб полка, в деревню Астрача. В ту ночь, когда мы приблизились к Паголде, все говорило о поспешном бегстве фашистов. По линии связи мы ос­торожно добрались до ангара, где был их штаб. На полу валялись горы бумаг. Даже свет в помещении не был выключен, где-то недалеко мерно работал движок. Было около 4 часов утра, когда мы вошли на окраину Тихвина. Город горел. Прижимаясь к стенам домов, наша группа пробралась к площади Свободы. Из подвала дома, где сейчас стоит Дом культуры, выскочил немец. Его отправили в наш штаб.

Группа продолжала действовать. Вдоль улиц строчили пулеметы. Доложив обстановку в штаб, мы получили приказ: «Занять здание Большого монастыря». Стали продвигаться туда. Засекли группу немцев, бежавших в сторону моста через Тихвинку. Убегая, они поджигали дома.

И тут нам поступило новое указание: «Двигаться в сторону вокзала». В рассветной мгле мы пошли к указанному объекту. Здесь концентрировались основные силы противника. Он обнаружил нас и встретил ураганным огнем. Здесь же у них были закопаны танки. Немцы упорно цеплялись за вокзал, чтобы дать остаткам разгромленных войск уйти через Тихвин. Бой разгорелся жаркий. Но тут к нам подоспели основные силы, и к полудню вокзал был взят нашими войсками.

Виктор Алексеевич с особой теплотой вспоминает о юных разведчиках Косте Пчелко и Саше Котове.

Они были бессменными связистами. Под пулеметным огнем немцев, презирая страх и смерть, ребята доставляли ценные донесения в штаб своей части. За мужество и отвагу, проявленные в боях за Тихвин, Саша и Костя Указом Президиума Верховного Совета СССР награждены орденами Красного Знамени.

Далее путь нашего земляка лежал к Киришам, где в феврале 1942 года он был тяжело ранен. После излечения в госпитале он участвовал в битве на Курской дуге и других сражениях. Свой боевой путь В. А. Николаев закончил под Прагой.

В 1967 году в газете «Ленинградская правда» была опубликована статья профессора Ленинградского университета Николая Андреевича Моисеенко, в чьем взводе разведки в годы войны служил наш земляк. В этой статье автор вспоминал о своих боевых товарищах — наших земляках Виноградове и Hиколаеве. Спустя 25 лет они встретились. Сейчас они регулярно переписываются. А сегодня, в день 30-летия освобождения Тихвина, эти боевые друзья вновь встретятся на огневом рубеже, где клялись: «Стоять насмерть!».

На снимке: В.А. Николаев

Калинин, М. Поднятые по тревоге // Новый путь. – 1971. – 9 декабря. – С. 2.


МБУ «Бокситогорский межпоселенческий культурно-методический центр»
© 2017