Николаев Николай Петрович, участник Великой Отечественной войны (Пикалево)

Они двигались по лесу друг за другом, соблюдая величайшую осторожность. Когда до места на­значения оставалось пройти полтора десятка километров, позади раздалась стрельба. Командир взвода приказал остановиться.

В тяжелую обстановку попала группа разведчиков, которой в это время командовал Николай Пет­рович Николаев. Собравшись под густой елью, солдаты обсуждали план дальнейших действий.

Скажу откровенно, ребята, положение наше незавидное, — начал старший сержант и, разложив перед собой карту, продолжал: — Нужно приникнуть в город, а оттуда будем пробиваться к сво­им.

- Но ведь в Гдове находится немецкий гарнизон, — заметил кто-то из бойцов.

Двигаться будем только туда, иного выхода нет.

По лесу рассыпалась звонкая трескотня пулеметов и автоматов. Справа доносился гул танковых моторов. Прочесывая лесной массив, оккупанты намеревались прижать смельчаков к озеру, а это означало бы конец. Разведчики не могли этого допустить.

Но вот и кончились заросли. Впереди, как на ладони, раскинулся город. До кирпичных построек остались считанные метры.Впереди Николаева разорвался снаряд. Жаркая волна отбросила его в сторону, и он свалился на землю, потеряв сознание.

Очнулся в автомашине. Крытая тентом, она куда-то двигалась. Приоткрыв глаза, увидел на сиденьях немцев. «Значит, угодил в плен», — мелькнула догадка.

Свернув с шоссе, грузовик вплотную подрулил к продолговатому кирпичному зданию. Лежавшего на полу Николаева подняли, принесли в санчасть.

С выпиской из санчасти немцы не задержались. Ровно через сутки, в десять часов утра, за ним явились офицер и автоматчик.

— А ну, вставай, быстро!

Двое суток захваченный в плен разведчик подвергался усиленному допросу. Потом из Гдова вместе с четырьмя бойцами, которых немцы взяли в плен тоже тяжело раненными, Николаев был доставлен в Лугу, в концентрационный лагерь.

Наступило 12 сентября 1942 года. Рано утром загремел засов. По бетонной лестнице в подвал спустился немецкий офицер в сопровождении группы автоматчиков. Гитлеровец зачитал по спис­ку фамилии военнопленных. Последним назвал Николаева. У оврага гитлеровский офицер взмах­нул рукой, и восемь фашистских молодчиков застрочили из автоматов. Николаев помнит, как ударило его в правый бок. Он упал и тут же впал в забытье.

Когда очнулся, не сразу понял, что произошло. Продолжая лежать, видел, как убийцы садились в автомашины. Значит, сознание он потерял на несколько минут. «Почему же немцы не стали сбра­сывать убитых в овраг?

Наверное, уехали за следующей партией. Надо уходить, и немедленно. С великим трудом под­нялся, спустился в овраг и двинулся вверх по течению ручья. Постепенно удалось освободить от веревки руки. Хуже обстояло дело с раной. Пуля, ударив в правый бок, вышла под левую лопатку. Рана кровоточила. Пройдя по руслу, выбрался к краю болота. Ночевать устроился в зарослях ку­старника. Длинной показалась ему та осенняя ночь. Но вот на востоке начал вызревать малино­вый восход. Снова тронулся в путь. Теперь шел пo скошенным полям. Пройдя с километр, увидел слева бревенчатый домик. С трудом поднявшись на крыльцо, постучал в дверь. Слышал, как в сенях заскрипел пол, лязгнула щеколда. Помнит, что вышел хозяин, мужчина лет шестидесяти с накинутым на плечи пальто. Только и успел ему сказать: «Спаси, отец. Ранен я». И тут же упал, потеряв сознание.

Когда пришел в себя, услышал разговор. Говорили по-русски! Но что это? Кругом сплошная пелена. Глаза перестали видеть.

— Где я? — спросил старший сержант.

— Ты, браток, находишься в ленинградском госпитале.

Это говорил с Николаевым находившийся на излечении сосед по койке капитан инженерных войск Жилин.

Немного погодя у разведчика состоялся душевный разговор с профессором Стуловым. Тот присел на край кровати.

Ну, давай знакомиться...

Одиннадцать  суток ты не приходил в сознание, — рассказал Николаеву профессор. — Много крови потерял. А видеть будешь. Постараемся наставить тебя на ноги, хотя это и нелегко.- Сам понимаешь, блокада.

В госпитале Николаев узнал, что его доставили через линию фронта на санитарном самолете. Са­молет из осажденного Ленинграда вызвали народные мстители Лужского района. К партизанам воина доставил патриот-железнодорожник,  на крыльце у которого он потерял сознание и фа­милию которого так и не узнал.

«Семь месяцев понадобилось ленинградским медикам для того, чтобы вернуть в строй отважного разведчика.

Вылечившись, он снова вернулся в свой полк. Немало совершил боевых подвигов, выполняя са­мые ответственные задания командования. Грудь бывшего фронтовика украшена двумя орденами Красной Звезды, медалями «За отвагу» и - «За боевые заслуги». Пятую правительственную награду — орден Отечественной войны I степени — ему вручили за захват плацдарма на одном из островов в Балтийском море в конце 1944 года.

Сейчас Николай Петрович Николаев работает на участке микрошлифпорошков цеха белого электрокорунда химобогатителем. Его портрет не раз был помещен на заводской галерее почета.

Кузнецов, Л. Подвиг сержанта // Новый путь. – 1972. – 22 февраля. – С. 2.


МБУ «Бокситогорский межпоселенческий культурно-методический центр»
© 2019