Из истории Бокситогорского района

Большие, поистине грандиозные изменения произошли в нашем крае за минувшее 50-летие. Из отсталого захолустья в прошлом он превратился в крупный индустриальный и сельскохозяйственный район Ленинградской области.

До революции наш район входил в состав Тихвинского уезда Новгородской губернии. Тихвинский уезд объединял Тихвинский, Бокситогорский, частично Волховский, Лодейнопольский, Подпорожский, Киришский районы Ленинградской области, а также часть Дрегельского района Новгородской области.

Площадь уезда, по исчислениям полковника Стрельбицкого, равнялась 16.350,5 квадратных вер­сты (верста равна 1,0668 километра). Население Тихвинского уезда (по данным на 1910 год) составляло 111.437 человек. В Тихвине проживало 8.344 человека.

В дореволюционное время во главе уезда стояли крупные помещики, лесопромышленники, купцы. Городским головой был помещик - черносотенец Воскресенский, председателем земской управы — Швахгейм, предводителем дворянства — Буткевич. Из общей площади 16.350,5 квадратных версты «властителям» уезда вместе с церквями и монастырями принадлежало 68 процентов, 15 процентов принадлежало купечеству и только 17 процентов земли приходилось на долю крестьян.

В уезде насчитывалось более 450 дворян, которым принадлежало 346,652 десятины земли. Свыше двухсот тысяч десятин было в руках купечества. Их земли располагались вдоль Тихвинской водной системы и на удобных транспортных артериях.

Среди крестьян-землевладельцев наиболее многочисленной группой являлись крестьяне-бедняки. По земской статистике в уезде насчитывалось 1.525 населенных мест с количеством дворов 17.617. 11.000 из них имели земельный надел в 2,5 гектара. Далее статистика говорит, что 1.243 двора или 3.580 крестьян совершенно не имели земли.

Техника обработки земли была крайне примитивной. Обратимся снова к статистическим данным. В 1917 году у населения уезда было сох — 17.027, плугов — 2.177, борон деревянных, так называемых «смык» — 11.130, борон деревянных с железными зубьями — 9.469, сеялок — 56, веялок — 649.

На 100 крестьянских хозяйств приходилось: сох — 80, плугов — 10, борон деревянных —52, борон с железными зубьями — 44, веялок—3. Такая «техника» плюс трехпольная система обработки земли давали крайне низкие урожаи. Из-за нехватки хлеба крестьяне вынуждены были заниматься побочными заработками.

Подсчитано, что средний урожай на участке крестьянина составлял 65,5 пуда (в переводе на рожь), а минимальная потребность на семью в 5—6 человек была не менее 108 пудов. Крестьянам своего хлеба хватало до рождества.

Крупнейшими лесопромышленниками в уезде были Сновалевы. Фамилия этого эксплуататора хорошо знакома людям старшего поколения, которые терпели от него много обид. Крестьяне не могли прокормиться на своих землях и сотнями шли к Сновалевым, просились на побочные заработки. А потом, измотанные за зиму, возвращались в деревню, считали жалкие гроши — плату за каторжный труд на лесных делянках.

За каторжный труд у лесопромышленников крестьянин-лесоруб, работая по 13—14 часов в день, получал на своих харчах максимум 20 копеек, а возчик с лошадью — 30—40 копеек. Если принять во внимание, что нужно было прокормить лошадь и прокормиться самому работнику на эти мизерные гроши, то легко подсчитать, сколько оставалось от этих заработков для семьи.

Лесопромышленники Сновалевы хищнически эксплуатировали трудовой народ. Можно проследить за ростом богатств Сновалевых. Получив от императора Николая I в 1845 году за какие-то заслуги несколько сот десятин земли, к концу 1917 года они имели уже 2.019 десятин. Их угодья большей частью были расположены на территории Большегорской и Анисимовской волостей. За ними числились пустоши Соколовская, Пресница, Восно с постройками и двумя мельницами. В кредитной книжке Сновалева сперва фигурируют вклады по 25 тысяч рублей, потом по 100—200 тысяч, а последний вклад в сентябре 1917 года составлял огромную сумму — 363 тысячи рублей.

В 1910 году в нашем крае идет быстрый рост кулацких хозяйств и обезземеливание беднейшего крестьянства. Часть крестьян выделилась на хутора, отруба, выселки. С 1885 по 1910 год в уезде появилось более 200 новых населенных мест.

В 1906 году было закончено строительство Северной железной дороги, что способствовало значи­тельному росту пролетариата. К 1910 году в уезде насчитывалось около 500 рабочих. Это были в основном рабочие, обслуживающие железнодорожный и водный транспорт.

В уезде развивался кустарный промысел... В районе Пикалева изготовляли глиняную посуду, в Самойлове обжигали известь, в Рудной Горке добывали боксит и использовали его как краску, в Сомино был фанерный завод. Начали появляться лесопильные предприятия. И несмотря на это, Тихвинский уезд оставался экономически отсталым краем.

Как уже говорилось, население Тихвинского уезда в то время составляло 111.437 человек. По национальному составу оно распределялось так: около 90 процентов составляли русские, на северо-востоке уезда жили вепсы — представители угро-финской группы. Как сообщает земская стати­стика, их значилось 1.619 дворов с населением 8.959 человек, что составляло примерно около 8 процентов. Карелов насчитывалось 1.806 человек, около полутора процентов латышей и эстонцев, кочевало незначительное количество цыган.

Крестьянин был забит, об его образовании никто не заботился, а если земство и заботилось, то только для виду.

По данным той же земской статистики, грамотных в уезде было только 22,1 процента, а такие волости, как Пелдушская, Лyкинская, Борисовщинская, были волостями сплошной неграмотности.

В 1917 году в Тихвине и уезде работало 106 учителей, училось около 2.300 ребят. Из 57 школ только две являлись школами среднего типа. В этих школах воспитывались дети зажиточных людей. Для крестьянских детей было открыто 6 двух­классных и 51 начальная церковно-приходская шко­ла. Детям беднейшего крестьянства доступ в средние учебные заведения был до крайности за­труднен.

Не заботились правители Тихвинского уезда и о народном здравоохранении. На весь уезд, вклю­чая Тихвин, было только шесть маленьких больниц и приемных покоев на 80 человек и 14 фельдшерских пунктов. О состоянии здравоохранения в уезде красноречиво говорит отчет Тихвинского врача Архангельского на съезде врачей Новгородского земства в 1910 году.

«Во всем уезде вместе с Тихвинской больницей,—писал в отчете Архангельский,— было врачей—5, фельдшеров — 23, акушерок — 2, повивальных бабок — 5, сестер — 4, санитарок — 4».

Тихвинская больница была рассчитана на 45 коек. Обслуживалась она  двумя врачами, которые одновременно обязаны были выезжать в уезд на расстояние 45—55 верст. Интересно отметить, что за весь 1910 год родильное отделение больницы обслужило всего 48 рожениц. За этот год было зарегистрировано заболеваний: сифилисом — 118, скарлатиной — 1.038, из коих 19,7 процента со смертельным исходом, возвратным тифом—160, оспой — 39, холерой — 1 13. Смертность среди больных составляла 8,3 процента.

Библиотек и клубов (за малым исключением) на территории уезда не было. Дворянский клуб в Тихвине был доступен только знати. Зато в городе имелось: трактиров — 1, харчевен — 4, пог­ребов с винами — 5, питейных домов — 8. Водка была в большом почете. По указанию властей было отдано такое распоряжение: «Питухов от кабаков не отгоняти, ни женам мужей, ни сестрам братовей, пока до последнего креста не пропьются».

Чтобы увековечить закрепощение беднейших классов, эксплуататоры использовали церковь.

Она всегда была на службе царизма и помогала вести борьбу с революционным движением, являясь идеологическим оружием самодержавия. На территории уезда находилось 5 монастырей, 76 церквей и 148 часовен (сравните с количеством школ).

В уезде господствовал полицейский произвол, процветали аресты и штрафы за неуплату го­родских и сельских налогов.

Только за период столыпинской реакции было арестовано в заключено в уездную тюрьму 3.616 мужчин и 137 женщин. Конечно, земская статистика умалчивает о политических заключенных, количество которых росло из года в год с ростом революционного движения трудящихся масс. Такова была, социально-экономическая обстановка накануне революционного подъема.

Калинин, М. Прошлое купеческое и крестьянское // Новый путь. – 1967. – 12 марта. – С. 2; 26 марта. – С. 3.


МБУ «Бокситогорский межпоселенческий культурно-методический центр»
© 2019