Путешествие Челищева по Бокситогорскому району

ПРЕДИСЛОВИЕ

В 1791 году по северу России совершал путешествие крупный географ Петр Иванович Челищев. В нашем краю он был в конце 1791 года. Ехал П. И. Челищев от Коробищей до Тихвина со стороны Белозерского монастыря. Чем занимались люди в наших местах почти двести лет тому назад, можно узнать из краткого описания автора.

П. И. Челищев родился в Смоленской губернии, учился вместе с А. Н. Радищевым в Пажеском корпусе, позднее—в университете в городе Лейпциге. Екатерина II имела подозрение, что Челищев писал книгу «Путешествие из Петербурга в Москву» вместе с Радищевым. Поэтому долгое время он был в опале.

Путешествие по северу России Челищев предпринял за свой счет. Книга «Путешествие по северу России» была издана спустя много лет после смерти автора. Конечно, цензура постаралась «вычистить» неугодные ей места из описания жизни народов северной  части России. Но, несмотря на это, материал представляет несомненный интерес для тех, кто хочет знать историю нашего края.

В тексте часто употребляется слово «ям». Раньше в крупных населенных пунктах были ямские из­бы, т. е. где занимались перевозкой почты, пассажиров. Крестьяне за эти повинности освобожда­лись от государственных налогов.

Текст отрывка из этой книги и стиль того времени сохраняются полностью.

ОТ ДЕРЕВНИ ПЛЯСА ОТЪЕХАВШИ...

...От деревни Пляса, по большей части ровным местом, отъехавши двадцать две версты, для ужины и перемены лошадей и девятом часу пополудни остановились в селе и яму Коробищи господ Федора Абрамовича Колюбакина и Дмитрия Васильевича Корсакова. Во оном селе две деревянных церкви, одна — Животворящей Троицы, другая — Успению Пречистыя Богородицы с приделом Николаю Чудотворцу. Жительствующие в нем крестьяне промышляют деланием по многу железа и стали. Здесь мы, в доме тоя волости сотскаго Федора Филиппова, поужинавши, поколь собрали четырех почтовых лошадей, пробыли до второго часа пополуночи, а из него при морозной погоде поехали в исходе уже онаго. В двадцати верстах от Коробищинского яму, в деревне и почтовой станции господина Петра Ивановича Козляинова Серебренской переменили лошадей и поехали из него при жестоком морозе безостановочно. В семнадцати от Серебренской станции верстах, возле большой дороги село и погост Вольский-Ивановский; в нем две деревянных церк­ви, одна — Живоначальной Троицы, другая — Иоанну Предтечи с приделом великомученику Георгию.

9-го числа, во вторник, отъехавши от Серебренской станции двадцать верст, в восемь часов по­полуночи, для перемены лошадей и чтоб обогреться, остановились в деревне и яму господина Гаврила Ивановича Ушакова Верховье. Обогревшись же и напившись в избе крестьянина Якова Филиппова чаю, во ожидании, поколь из помянутого села приведут лошадей, в крестьянских ошивнях санях ездили на одной лошади в тот Вольский-Ивановский погост и, по приезде из него отобедавши, при пасмурном небе и не очень холодном ветре, в два часа пополуночи поехали. Жительствующие в оной деревне крестьяне для пропитания своих семейств хлеба, кроме гречи, не покупают и своего не продают, поелику с посеянного четверика вымолачивают ржи от семи до восьми четвериков, овса до десяти четвериков, пшеницы от пяти до шести четвериков, жита от четырех до девяти четвериков. (Четверть — мера сыпучих материалов в разных местах России была различной. Здесь имеется в виду, что урожай составлял 7 — 8 центнеров). В других же по­близости деревнях некоторые водят пчел; в своих лесах бьют из ружей зверей: оленей (лосей), медведей, волков, рысей, лисиц, белок, куниц, зайцев и в малых реках — выдр; оных зверей всегда в тех больших лесах бывает много.

От оной деревни Верховья проехавши двадцать верст, сначала частогористым бором, потом ров­ным болотом, а к концу полем, для перемены лошадей в пятом часу пополудни остановились в деревне и яму господина Александра Яковлевича Сукина с прочими Соминской пристани. Оная деревня Соминскаю называется по судоходной возле ее текущей в Волгу реки Сомины, а пристанью потому, что городов Устюжны и Тихвина купцы от оной деревни по реке Сомины с тамошним железом, сталью, нужными для крестьянства железными и стальными вещьми, дегтем, с смолою, с звериными кожами, поташем, белозерскою и прочею речною и озерною рыбою и белозерскими белыми снетками отправляют барки и другие речные большие и малые суда в Санкт-Петербург, Москву, Рыбинск, Вытегру, Петрозаводск, Тверь и прочие низовые города; оттоль же привозят всякие немецкие и московские товары, перловые, просяные и другие крупы и съестные припасы, виноградные вина, всякие ягоды и орехи, соленую и свежую осетрину, белугу, семгу, сазанину, севрюгу, хлеб, рожь, овес, пшеницу и горох мукою и зернами, гречишные и ячные крупы, деревянное, льняное, конопляное и коровье масло и, по невозможности сим товаром до Устюжны и Тихвина водяною коммуникацией дойдтить, складываются во оной деревне, а из нея в Тихвин и Устюжну перевозят и оттоль, для нагрузки опять барок, привозят томашние жители зимою; почему здесь всегда бывает разного звания людей много, и для того имеется трахтир и харчевни; к тому же еще лежит и московская в Санкт-Петербург большая дорога. (Тихвинская водная система не была еще построена. Поэтому грузы шли из Санкт-Петербурга до Тихвина водным путем, а из Тихвина перевозили на лошадях до Соминки, а там опять водой — вниз по реке). Крестьяне в сей Деревне жительствующие, за малостью земли и по неурожаю, хлебопашество имеют малое, так что к своей запашке каждый год ржи прикупают месяца на четыре, а иногда и на полгода. Деньги ж зарабатывают деланием железа, и стали, стрелянием зверей, а больше извозом; некоторые имеют постоялые дворы и хранят купецкие товары, делают барки. Имеются мастеровые; портные, сапожники, кузнецы, столяры и плотники. Из онаго Соминского яму, при морозной с холодным ветром погоде, поехали в шесть часов пополудни.

Отъехавши от Соминской пристани осьмнадцать верст, для ужины и перемены лошадей в восемь часов пополудни остановились в деревне Залуды (теперь Заголодно) господина Александра Яковлевича Сукина с прочими. Крестьяне сей деревни железа и стали не делают, а довольствуются от дегтя, скотоводства, стреляния зверей и птиц и от извозу, ходят на купеческих барках лоцманами и работниками, в другие же города в годовые заработки никуда не отлучаются. Из оной деревни, обогревшись и поужинавши в доме крестьянина Абрама Осипова, при той же погоде, поехали в одиннадцать часов пополудни.

В двенадцати от деревни Залуды верстах Устюжны Железнопольского уезда, которые проехали 112 верст, кончился, а начался Тихвинский.

Отъехавши от деревни Залуды двадцать пять верст, для перемены лошадей остановились в де­ревне Михеевой господина Петра Алексеевича Головина и перепрягли лошадей, не выходя из кибитки. Крестьяне сей деревни делают всякую деревянную посуду, продают строевой лес, тес, доски и брусья, гонят деготь, из покупного железа и стали куют простые крестьянские вещи, сами ж, по неимению в своих и ближних дачах железной руды, железа и стали, не делают.

От Михеевой деревни в десяти верстах на большой дороге погост Воскресенский (теперь Пикалево), в нем две деревянных церкви, одна — Воскресению Христову с приделом великомученику Георгию, другая —  Рождеству — Христову.

От Михеева яму проехавши частогористым местом двадцать шесть верст, не выходя из кибитки, переменили лошадей в экономической, прежде бывшей Большого Тихвинского монастыря деревне Конец (конец владений Тихвинского монастыря. Сейчас Михайловские и Павловские Кон­цы). Оной деревни крестьяне хотя и неурожайное, но по множеству земли большое имеют хлебо­пашество.

ПРИЕЗЖАЮТ СЮДА КУПЦЫ РАЗНЫЕ...

10-го числа, в среду, отъехавши от Конецкаго яму большою дорогою десять, да в сторону до до­роги большим лесом тесною проселочною дорогою четыре версты, для посмотрения в девятом часу пополуночи остановились в Антониевской Дымской пустынке и пристали в доме живущего в ней белаго священника Авраама Ксенифонтова. Дымскою она называется по небольшому того ж назначения озера, при котором она стоит. Начально в том пустом лесном и удаленном от жила месте построена преподобным Антонием, которого и мощи здесь в Казанской каменной церкви под спудом преподчявают. Монахов в ней живало по семидесяти человек, и крестьян во владении было сто душ. При открытии ж штата монастырям, оная изпразднена, и для отправления подлежащего в церквах богослужения определен белый священник, с обыкновенным числом причетников. В ней две церкви: каменная, в низу Казанской Божьей Матери и преподобному Антонию Великому в верху ж, старанием онаго теперешняго священника отделывается Животворящей Троицы. Деревянная, построенная оным же священником, — рождеству Иоанна Предтечи. Кругом церквей ограда деревянная старая и несколько таких же обвалившихся, пустых келий. Священник и причетники живут за оградою в деревянных избах; довольствуются хлебопашеством, лесной уго­дою, скотоводством и даваемыми от приезжающих богомольцев на службы деньгами, а определенных в приход крестьян не имеют. Во оной пустыне по всегодно годовая ярмонка бывает в праздник рождества Иоанна Предтечи и продолжается четыре дня. На оную с товарами при­езжают купцы тихвинские, белозерские, из Устюжны, Кириллова, Череповца и Вологды, и много собирается с своими рукоделиями и домашними продуктами окольних и дальних крестьян и для богомоления разного звания людей. Были ль же в древние времена в сей пустыне какие достойные любопытства и примечания происшествия, о том, по не отысканию летописца, не известно. Состоящее при ней Дымское озеро в окружности версты три; посреди его маленький островок, на котором, сказывают, спасался преподобный Антоний. Во оной пустынке отслушавши водное освящение храмам и преподобному молебен, в священниковом доме отобедавши , за отдыхновением пробыли до пяти часов пополудни. В пять же часов на тех же, что из Конецкаго яму, лошадях поехали при морозной погоде.

Отъехавши от Антониевской Дымской пустынки болотным, лесистым местом, тесною проселочной дорогой верст пять да большой шесть, итого одиннадцать верст, в осьмом часу пополудни оста­новились в Беседном Малом Тихвинском Никольском монастыре. Он построен от Большого Тих­винского монастыря, по причине явления Божьей Матери, сидящей на колоде, с предстоящим пред Ней Николаем Чудотворцем, некоему простолюдину Георгию, призванием Юрышу (которому приказала Она тогда сказать, чтоб на построенной в большом Тихвинском монастыре, для поставления явленнаго Ея образа церкви, крест поставили деревянный, а не железный), на самом том месте явления, почему и называется Беседным. Сей монастырь в окружности сажен до трех сот, кругом его ограда деревянная, а внутри две каменных церкви: настоящий холодный собор во имя Николая Чудотворца, теплый — рождеству Иоанна Предтечи; при ней строительская кельи; в них в проезд мой жил присланный из Большого Тихвинского монастыря строитель иеромонах Иев, со одним монахом и двум к пострижению чтущимся бельцам; в низу ж братская трапеза, кухня, хлебопекарня и для поклажи из Большого Тихвинского монастыря получаемых съестных припасов подвал. Он с самого начала и поныне во всем генерально зависит от Тихвинского монастыря. Богомольцы в него заезжают весьма редко. Главный же для поправления и починки монастыря денежный доход состоит в построенной из стари для того сбору возле большой дороги деревянной часовни (в которой за стеклом стоит иконописный крест, сказывают, сделанный из той колоды, на которой сидела Богоматерь); в ней каждый год собирается от двух до четырех сот рублей; а для сбережения оных собирающихся от проезжающих денег, в приделанной к той часовне деревянной же келье всегда живет монах или послушник. В мой же проезд в ней был чтущийся в Большом Тихвинском монастыре к пострижению в монашество санкт-петербургский купец Илья Никифорович Соболев.

Из онаго монастыря, побывши в церквях и часовне, отслуживши храмам молебен и с строителем отужинавши, поехали в двенадцать часов пополуночи. Отъехавши от онаго монастыря четыре, Тихвинским уездом шестьдесят восемь, а всего от города Белозерска триста двадцать две, а от Тотьмы 710 верст, в начале первого часа пополуночи, но приезде в город Тихвин, возле Тихвинского монастыря, поколь отворили для нас ворота, пробыли в кибитках час; потом, с позволения тамошняго архимандрита Игнатия, въехавши в монастырь, стали квартирою в отведенных нам в монастырской швальне кельях.

Путешествие Челищева // Новый путь. – 1967. – 6 июня. – С. 2,3. – 8 июня. – С. 2-3.


МБУ «Бокситогорский межпоселенческий культурно-методический центр»
© 2019