Насонов Иван Васильевич, участник Великой Отечественной войны (Бокситогорск).

Иван Васильевич Насонов, ныне старший карбонизаторщик глиноземного цеха Тихвинского гли­ноземного завода, встретил весть о войне на границе с Румынией. На пятый день военных дейст­вий стрелковая дивизия, в одном из полков которой он служил, форсировав Дунай, вступила на территорию противника. Уничтожая опорные пункты и живую силу врага, соединение продолжало углубляться в глубь вражеской территории. Для союзников гитлеровской Германии это был ошеломляющий удар.

Но вскоре поступил приказ: отойти на свою территорию. Этого требовала создавшаяся обстановка. А потом наступили тяжкие дни отступления. Гитлеровцам удалось прижать подразделения полка к Черному морю. Казалось, что выхода не было. Каждый час приближал к развязке. Противник был твердо уверен в том, что остатки войск сбросит в морскую пучину.

В штабе полка разведчикам — старшему сержанту Насонову и старшему лейтенанту Черкасову приказали: «Во что бы то ни стало доставить языка. Подберите группу и сегодня ночью выходите на задание».

...Над заливом опустилась темная, как завеса, ночь. Две лодки, выплывшие из зарослей камыша, скользнули по водной глади. До вражеского берега добрались благополучно. Высадившись, залегли. Внимательно прислушались. Поползли. Впереди маячили фигуры вражеских часовых. Стремительный бросок, и оба были обезврежены. Одного пришлось прикончить, а второго с кляпом во рту доставили в лодку.

Язык захвачен. Теперь, пока гитлеровцы не спохватились, нужно уходить. Но едва лодки двинулись в обратный путь, как по смельчакам был открыт ураганный огонь из пулеметов и минометов. До камышей оставались считанные метры. Последние взмахи весел, и впереди идущая лодка уткнулась в ил. Вторая не успела — накрыли огнем. Два матроса Дунайской флотилии, прикрывавшие отход, погибли. Оказались ранеными и разведчики Насонов и Черкасов. И все же задание штаба полка выполнили.

Оба фронтовика попали в полевой госпиталь. Первым выписался оттуда старший лейтенант, а не­много позднее и наш земляк Насонов. Судьба свела однополчан в одном из населенных пунктов, в котором формировалась морская бригада. После упорных и ожесточенных боев под Ростовом ее перебросили на Северный фронт. Рассказывая о боевых делах бывшего фронтовика, хочется дополнить этот рассказ еще некоторыми эпизодами.

Было это в Заполярье. Группа разведчиков, которой командовал И. Насонов, возвращалась с бое­вого задания. Задача была не из легких: предстояло выявить огневые точки и живую силу против­ника, где и как они расположены. Выполнить задание, когда светит круглые сутки солнце, не про­сто. И все же приказ командования разведчики выполнили. Полевая карта заполнилась многочис­ленными пометками. Осталось преодолеть нейтральную полосу. И здесь их обнаружил противник. Спасли разведчиков от гибели валуны, которых в Заполярье в изобилии. Несколько часов бойцы, находясь под обстрелом, ожидали, когда на выручку придут однополчане. Под прикрытием ответного огня они благополучно вернулись к своим.

Еще один эпизод из фронтовой жизни разведчика. По заданию командования предстояло унич­тожить гарнизон гитлеровцев, в котором велась подготовка младших командиров. Двигались окольным путем, в обход опорных пунктов. Впереди были оленьи упряжки, нагруженные продовольствием и боеприпасами. Сзади на лыжах шли бойцы. Сильный ветер нес с севера заряды снежной пыли.

Насонов шел впереди своего взвода. Шел, как и все, в поту, тельняшка под полушубком прилипла к телу. Горячие струйки, окатываясь из-под шапки, замерзали тут же на ветру. Натруженные, гудели ноги. До кромки леса еще с километр. Главное, обуздать себя, превозмочь усталость. Идущим сзади тоже нелегко. Но вот подана команда сделать привал. Ночевали в чаще леса. Вооружившись топорами, натаскали хворосту, набросали на него свежей хвои. Костров не разводили. Утомленные длительным переходом, бойцы сразу же уснули.

Двое не спали. Капитан Черкасов, достав из планшета карту, развернул ее, чтобы еще раз уточнить дальнейший маршрут.

До, места назначения, Иван, осталось немного, — заговорил командир. — Действовать будем напористо и быстро. Ты со своим взводом оседлаешь дорогу и отрежешь противнику путь к отступлению. Предварительно уничтожьте телефонную связь.

Оленей придется оставить подальше от гарнизона, товарищ капитан, — предложил Насонов.

Тоже верно, — согласился офицер. — Могут перестрелять.

Через трое суток отряд достиг места назначения. Впереди на возвышенности расположился фаши­стский гарнизон. Лес вокруг вырублен. Все это затрудняло выполнение боевой задачи. Сливаясь со снегом, ползли смельчаки к опорному пункту врага. И вдруг со сторожевой вышки застрочил пулемет. Рой пуль, взвихрив снег, прошел по снежному полю. Все же заметили!.. В ответ вздрог­нул и затрепетал пулемет в руках одного из наших бойцов. Меткой очередью часовой с вышки был снят. С возгласами «Вперед! За Родину!» матросы бросились в атаку.

Появление морских пехотинцев — «черных дьяволов» — оказалось для гитлеровцев полной не­ожиданностью. В гарнизоне началась паника. Все смешались, свои и чужие. В ход пошли автоматы, пистолеты, ножи, приклады. Выскакивая из казармы, гитлеровцы пытались укрыться в подсобных помещениях. Но это их не спасло. Окруженный со всех сторон, враг был уничтожен.

С болью в сердце хоронили погибших товарищей. Погрузив на нарты раненых, тронулись в об­ратный путь. А позади догорало осиное гнездо фашистов.

...Боевые будни шли своим чередом. Дни сменялись неделями, месяцами, годами. И. В. Насонов закончил войну в звании лейтенанта, а его друг Черкасов стал подполковником. Оба встретили День Победы в Заполярье.

В коллективе глиноземщиков бывшего фронтовика знают как передового производственника, доброго и чуткого товарища. Бережно хранит И. В. Насонов пожелтевшие от времени фотокарточки своих боевых друзей. Живых и тех, кто отдал жизнь за свободу и независимость нашей Родины.

Кузнецов, Л. Бережно хранит память // Новый путь. – 1972. – 22 июля. – С. 3.


МБУ «Бокситогорский межпоселенческий культурно-методический центр»
© 2018