Из истории Бокситогорского района

Этим летом я, наконец, побывал в Окулове, что в 18 километрах от Пикалева. Собирался туда съездить давно, да все что-нибудь мешало.

Вид, открывающийся глазу путника, чарующий: извивающаяся лента реки Тихвинки, живописно пересеченная местность перемежающаяся дубравами и лугами, на одном из холмов возвышается колокольня с высоким шпилем, придающая своеобразный колорит ландшафту.

Окулово с прилегающими селами — одно из самых ранних поселений в нашем районе и в давние времена тяготело к погосту Озерово, о котором написано там: «Озерево (Озерский), погост Новго­родской губернии Тихвинского уезда... при озере Озерове. В писцовых книгах 1582 года назывался Михайловским на Озерах и находился в Обонежской пятине. Число жителей 74 души обоего пола, 9 дворов, церковь Архангела Михаила, построенная в 1837 году» (Географи ческо-статистический словарь Российской империи П. Семенова. Санкт-Петербург, 1866 год, страница 603).

У подавляющего большинства советских людей культовые сооружения не вызывают никаких религиозных чувств. Мы их рассматриваем лишь как памятники архитектуры, как образцы строительного искусства, в которые вложен рукотворный труд многих и многих каменщиков и ремесленников, умелых мастеров и талантливых зодчих. Таким образцом является и строго выдержанная в стиле русского классицизма окуловская церковь, которой вот уже сто тридцать пять лет. И очень жаль, что по чьему-то попустительству, если не сказать резче, здание почти полностью разрушено и растаскано местными жителям ... на кирпичи. При этом погибли высокохудожественные настенные росписи. Если восстановление самой церкви — дело дорогостоящее и практически безнадежное, то колокольня, до которой еще не успели дотянуться руки добытчиков кирпича (хотя и поздно, но был наложен запрет на дальнейшее изничтожение), находится в таком состоянии, что при минимальной затрате труда и средств можно обеспечить ее сохранность. Хотя бы отремонтировать кровлю шпиля, как это сделано на звоннице Тихвинского монастыря. И первым делом необходимо, чтобы объект был взят под опеку районным отделением Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры.

Однако не за тем я ездил в Окулово, чтобы полюбоваться видом старого погоста. Меня, как имею­щего некоторое отношение к истории техники, интересовало совсем другое.

Более века тому назад (точную датировку не удалось определить) в тех местах возникли и успеш­но развивалась различные промыслы. Были построены лесопилка, мельница, налажено производство льняного масла, что вкупе довольно претенциозно называлось заводом. Все механизмы этого «комбината» приводились в движение силой воды. На базе небольшого озера с пристроенной к нему запрудой была создана промышленная гидротехническая система. Она обеспечивала необходимый напор воды, подаваемой на гидросиловую установку, состоящую из примитивной гидравлической турбины, служащей двигательным приводом для лесопильного и мельничного «цехов». Для отжима льняного масла был предусмотрен гидрaвлический пресс. Отработанная вода спускалась в Тихвинку. На фотоснимке 1 можно различить сохранившуюся часть напорной шахты. Немного поодаль от завода была расположена молотилка с приводом от водяного колеса, установленного у запруды другого озерца (фото 2).

На мой взгляд, еще не совсем сгнившие памятники материальной культуры нашего района необходимо в разумных пределах реставрировать, огородить и установить таблички с соответствующи­ми надписями. Ведь это подлинные музейные экспонаты, представляющие познавательную ценность, особенно для подрастающего поколения. Многое могла бы сделать в этом отношении Окуловская школа.

Сказанным не ограничивалась, так оказать, номенклатура окуловских промысловиков. По дороге в деревню Володино действовал хорошо оборудованный кирпичный завод (от него не осталось и следа), на котором выделывались также гончарные и керамические изделия. Глину для этого про­изводства завозили с Явосьмы. Облицовочные плитки и изразцы для печей поставлялись в Пе­тербург и другие города. Во многих старых домах Ленинграда и сейчас можно увидеть печи, облицованные керамикой из наших мест. Уместно будет добавить, что в конце прошлого — начале нашего столетия всем этим техническим хозяйством ведал уроженец Ереминой Горы И. И. Пирозерский. Он окончил механическое училище в Череповце, хорошо знал свое дело и внес много усовершенствований в производство.

Через Окулово проходила трасса бывшего Тихвинского канала. Свидетелем тому полуразрушенный Шлиссельбургский шлюз, как живой укор тем, кто обрек старейшую в нашей стране искусственную водную систему на бесславную кончину. С этим еще можно было бы смириться, если бы канал с его плотинами и шлюзами был в наши дни абсолютно бесполезен. Об этом недавно писал Я. Пановко («Сказ о мертвой воде» — «Ленинградская правда», 26 августа 1972 года). Из его статьи явствует, как пагубно отразилась на экономике и природе нашего края ликвидация Тихвин­ской водной системы. Можно только присоединиться к областной газете, которая «призывает, по­ка еще не поздно, найти средства для восстановления и поддержания сооружений на Тихвинке в качестве гидpopегулирующей системы.

Цверава, Г. Окуловские промыслы // Новый путь. – 1972. – 9 сентября. – С. 4.

                 


МБУ «Бокситогорский межпоселенческий культурно-методический центр»
© 2018