Бокситогорцы - участники революции 1917 года

ТАК НАЧИНАЛОСЬ...

Напротив его дома — площадь. В центре ее — монумент Ильича. Простертая вперед рука великого вождя как бы напоминает: то, что достигнуто, только этап.

Василий Николаевич Лопаткин, член КПСС с 1904 года, в минуты усталости идет на площадь, внимательно и подолгу смотрит на монумент, и в памяти его встают далекие события, которые мудро направляла рука вождя...

1898. Город Гусь-Хрустальный Московской губернии. 14-летний рабочий бумагопрядильной фабрики Нечаева-Мальцева Вася Лопаткин впервые вдохнул животворную атмосферу революции, участвуя в забастовке. Затем атмосфера эта, словно мощный магнит, вовлекла его в битвы против мира насилия. Стачки, забастовки, маевки, распространение ленинской «Искры», большевистских листовок закалили молодого рабочего, привели его в славные ряды ленинцев.

Никогда еще не бурлил так Гусь-Хрустальный, как в 1917. Рабочие фабрик заявили о своих правах с железной, всесокрушающей силой. Лопаткин — в гуще событий: он участвует в организации Военно-революционного комитета, отрядов Красной гвардии, рабочих и солдатских Советов, борется с предателями—меньшевиками и эсерами. Плотного, в кожанке с красной повязкой, его видели тогда на самых опасных участках.

И первое опьяняющее чувство победы, во имя которой не жаль было ему отдать молодость, всю, без остатка.

ВСТРЕЧИ С ИЛЬИЧЕМ

До них (встреч с Лениным), врезавшихся на всю жизнь в память Антона Феликсовича Володько, была многотрудная, полная самых неожиданных испытаний судьба. Безрадостное детство в семье обездоленного белорусского крестьянина, работа на износ в заводских цехах, пока Володько не встретил людей, чьи руки держали ключ к счастью.

В 1915 году рабочий Петроградского трубочного завода большевик Володько посажен в «Кресты» за участие в забастовке. Затем — побег, выполнение поручений Петроградского комитета РСДРП, агитационная работа среди солдат...

И эти встречи... Вначале в колонне рабочих в день приезда Ильича на Финляндский вокзал, потом во дворце Кшесинской в составе рабочей делегации. А когда рабочие трубочного завода пригласили Ленина выступить у них на митинге, Антон Феликсович по их поручению был у Ленина в редакции газеты «Правда», затем на конспиративной квартире вождя.

После выступления Владимира Ильича на митинге рабочие завода твердо встали на позицию большевиков.

И куда бы потом партия ни направляла Володько, в самые трудные минуты он мысленно советовался с Ильичем.

СТУДЕНТ И ВИНТОВКА

Февральским утром 1917 года он, как обычно, направился на занятия в Лазаревский институт. Московские улицы были необычно оживлены. У городской Думы он протиснулся сквозь толпу, чтобы получше расслышать слова оратора. «Царь отрекся от престола!» В эту минуту 17-летнего студента Карахана словно молнией осветило: да ведь это начало грандиозных исторических перемен, и он не имеет права остаться в стороне.

В гостинице «Метрополь» уже записывали добровольцев в народную милицию. «К черту книги, когда сама история стучится в двери!». И Степан Карахан берет в руки винтовку, вместе с рабочими, матросами разо­ружает полицейских, патрулирует по улицам, вникает в смысл происходящих событий...

Всполохи Октябрьской революции он встретил в отряде красногвардейцев Красной Пресни. Вместе с товарищами по оружию выбивает юнкеров из Александровского военного училища, наводит революционный порядок в столице.

... Банк на Грузинской площади. Трясущийся кассир.

По-хозяйски кладет в карман ключи от сейфов безграмотный матрос-балтиец Сергей Погорельцев, а студент Карахан с винтовкой в руках молча наблюдает эту символическую сцену.

А затем — работа в Московской ЧК, борьба с контрреволюцией, детской беспризорностью, служба в рядах Красной Кавказской дивизии под командованием легендарного Гая...

Так бывший студент стал закаленным солдатом революции.

МАТРОС С «ПОЛТАВЫ»

После штормов, качки, когда, кажется, сама палуба уходит из-под ног, — земля, твердая, надежная. Вероятно, поэтому у моряка, сошедшего с корабля, походка особенная, как будто он испытывает на прочность непривычную для него «па­лубу».

Матросы Балтийского флота были одним из самых надежных отрядов революции. По сигналу партии в ок­тябре их отряды под командованием председателя Центробалта П. Е. Дыбенко появились на улицах Петро­града, чтобы помочь красногвардейцам, солдатам покончить раз и навсегда со старым миром. В их строю шагал и наш земляк Михаил Ягишев, судовой машинист с линкора «Полтава».

Исторический выстрел «Авроры» прогремел, когда Ягишев со своими товарищами находился на площади у Николаевского (ныне Московского) вокзала, охраняя подступы к Невскому проспекту. Когда отряд через некоторое время подоспел к дворцу, там уже все было кончено. Только на парадных лестницах, в блещущих великолепием залах в беспорядке валялись казенные гербовые бумаги...

Слушал на митингах Ленина, вникал в крестьянскую правду, еще и еще перечитывал «Декрет о земле», потому что сам был из деревни. А пока — патрулирование по улицам Петрограда, обыски в квартирах буржуазии, аресты заговорщиков.

Присутствовал Ягишев и при разгоне Учредительного собрания в январе 1918 года, когда матрос-балтиец Железняков спокойно подошел к председательствующему эсеру Чернову, положил ему руку на плечо и заявил: «Караул устал. Предлагаю собранию разойтись по домам».

В марте 1918 года Михаил Анисимович Ягишев вернулся в родную деревню, чтобы рассказать крестьянам ленинскую правду, помочь им отобрать землю у богатеев.

НА СТРАЖЕ ЗАВОЕВАННОГО

В арсенале Выборгской стороны Петрограда Андрей Митрофанович Волков появился в 1913 году. Вскоре грянула империалистическая война, а с нею начались забастовки на Путиловском, Обуховском заводах, в арсенале на Выборгской... Все события предреволюционного Петрограда происходили на его глазах, многое запомнилось, еще больше выветрили годы.

Выстрел «Авроры» Волков воспринял как нечто крайне нужное, шагая в рабочем патруле по Невскому. Этот выстрел стал его путеводной звездой на всю жизнь. Он, крестьянин Московской губернии, вдохнул живи­тельную силу Октября. Его избирают в Петроградский Совет, а в Таврическом дворце он слушает исторические речи Ильича и работает, работает по заданиям партии, принадлежность с которой считал для себя великой честью.

1921 год. Март. 300 делегатов X съезда РКП(б) идут по льду на штурм Кронштадта, где засели эсеры, анархисты, меньшевики и одураченные ими матросы крепости. Лихорадочный артиллерийский обстрел насту­пающих, трескающийся лед, тонущие лошади, свист пуль — таким остался в памяти этот героический поход у комиссара одного из наступающих полков Андрея Митрофановича Волкова.

Мятежная крепость пала. И начались для Волкова долгие годы работы на мирном фронте...

Бушняк, П. Революцией мобилизованные // Новый путь. – 1967. – 7 ноября. – С. 1, фотоил.


МБУ «Бокситогорский межпоселенческий культурно-методический центр»
© 2018