Первооткрыватели бокситов

В нашей стране на месторождения бокситов впервые указал Альфонс Юрьевич Дитмар. Он родился 29 апреля 1841 года в Риге, учился в Петербургском университете, в 1869 году получил степень магистра минералогии и геологии. Он принадлежал к числу деятельнейших членов Минералогического общества, по поручению которого с 1867 по 1871 годы производил систематические геологические обследования в ряде губерний России. Дитмар сравнительно рано отошел от научной работы. Умер он 28 марта 1903 года в Митаве (ныне Елгава).

В 1869 году Дитмар исследовал ту часть бывшего Тихвинского уезда, где много лет спустя началась первая в нашей стране промышленная добыча бокситов. В своем отчете Дитмар, имея в виду реку Воложбу, писал: «Я проследил долину этой реки от деревни Пареево до деревни Межуречье на расстоянии 15 верст и видел тут два неясных обнажения пестрых песчаноглинистых пород, которые, по всей вероятности, относятся к верхней части девонской формации... Породы тут состоят из кровянокрасной рухляковистой глины». Такие же наблюдения были им сделаны и у погоста Сенно. Известный геолог, профессор, а с 1901 года директор Петербурского горного института, Иосиф Иванович Лагузен (1846—1911) в 1871 году побывал на Тихвинщине и подтвердил данные Дитмара.

Ни Дитмар, ни Лагузен не подозревали, что обнаруженные ими красные глины, не что иное, как боксит. В ту пору в России никто не занимался этим минералом; исходным материалом для лабораторных опытов из­влечения алюминия служил криолит. Экспериментируя с криолитом, знаменитый русский химик Н. Н. Бекетов (1826—1911) в 1865 году впервые осуществил реакцию вытеснения алюминия или, как тогда его называли, глиния, магнием.

В конце 70-х годов прошлого века в Тихвинском уезде появился некий Абрам Емельянович Бренн, о происхождении которого известно лишь, что он числился мещанином города Везенберга (ныне — Раквере в Эс­тонской ССР). Бренн был весьма предприимчивым человеком. В 1882 году он арендовал земли у слияния Рагуши с Воложбой и вблизи деревни Рудная Горка открыл горный промысел, на котором работало около ста человек. Открытое залегание породы облегчало примитивную ручную добычу. Размельченная на водяной мельнице-толчее руда в мешках или бочках доставлялась на лошадях в Тихвин, а оттуда водным путем — в Петербург. В столице ее использовали как краску при выделке обоев, а также в качестве присадки при выплавке стали. В месяц отгружалось до 150 тонн измельченного боксита. Так и не узнав, что добывал боксит, Бренн умер 16 марта 1888 года и похоронен на погосте у Рудной Горки. После его смерти «завод» закрылся, поскольку тихвинцы весьма скептически относились к делу, начатому Бренном. Местный краевед Исаакий Петрович Мордвинов (1871—1925) писал в 1915 году в газете «Новгородский север», выходящей в Че­реповце: «Новый промысел крайне забавлял горожан, которые удивлялись, что в Питере находятся дураки, покупающие грязь».

Мордвинов был первым, кто недвусмысленно указал, что найденные в бассейне Воложбы красные глины — «это скалы минерала, похожего на боксит, из которого добывается алюминий». Однако, несмотря на это и другие сообщения, появившиеся в печати, Геологический комитет вплоть до 1916 года с большим сомнением относился к вероятности нахождения алюминосодержащего сырья в нашей стране.

Положение изменилось после того, как тихвинец Т. П. Тимофеев представил в Глиняную секции Комиссии производительных сил России два образца породы, добытые им на берегах Воложбы. Химический анализ этих образцов был произведен Владимиром Ивановичем Искюлем, который первым в 1916 году иденти­фицировал с бокситом минералы, обнаруженные в нашем крае.

Искюль родился 24 сентября 1880 года на хуторе Изенгоф в Эстонии. После окончания Петербургского университета в 1904 году был оставлен хранителем Минералогического музея, затем откомандирован в Герма­нию, где совершенствовался в геологических науках. В годы первой мировой войны Искюль работал в упомянутой выше Комиссии.

Результаты, полученные Искюлем по определению химического состава тихвинских бокситов, возбудили большой интерес в научных кругах Петрограда. Зимой 1916 года Геологический комитет направил его на ме­ста, указанные Тимофеевым. Хотя поиски носили рекогносцировочный характер, все же Искюлю удалось в долине речки Красный Ручей найти руды, схожие по составу с французскими бокситами. Результаты своих об­следований Искюль опубликовал в 1919 году.

Жителям Бокситогор ска хорошо известно, что труд первых разведчиков боксита не пропал даром. Мы также хорошо знаем, что лишь с установлением Советской власти оказалась возможной промышленная добыча бок­ситов.

Цверава, Г. Первооткрыватели бокситов // Новый путь. – 1972. – 21 ноября. – С. 4.


МБУ «Бокситогорский межпоселенческий культурно-методический центр»
© 2019