Госпитали на территории Бокситогорского района

В суровое военное время каждый бокситогорец старался помочь фронту, внести посильный вклад в разгром врага. Среди бокситогорцев было много настоящих патриотов трудовые и ратные подвиги которых невозможно забыть.

Феодосий Никитич Гударенко в своих письмах вспоминает комсомолку Веру. Фамилию ее он забыл. До войны она работала лаборанткой на одном из бокситогорских предприятий. Когда фашисты напали на нашу Родину, девушка ушла на фронт.

Весной 1942 года развернулись ожесточенные бои на Волховском и Ленинградском фронтах. По приказу командования 54-й армии были организованы военно-санитарные поезда для эвакуации раненых в тыл страны. Ф. Н. Гударенко назначили комиссаром на один из таких поездов. Он принимал раненых, из-под Мги, Жихарева, Кабоны, Войбокалы и перевозил их в Бабаево, Череповец, Вологду. Вера тоже работала на военно-санитарном поезде. Это была смелая девушка. В трудных военных условиях, нередко под бомбежками, она сутками не отходила от раненых бойцов и командиров.

Трудно подсчитать, сколько перенесла, сколько перевязала раненых эта неутомимая девушка. Их, наверное, было много тысяч. А когда выдавалась свободная минута, Вера читала красноармейцам газеты и книжки, сообщала последние известия. Ее ласковые слова поднимали настроение у раненых, способствовали их выздо­ровлению.

Где сейчас эта смелая девушка Вера? Может быть, она по-прежнему живет и работает в Бокситогорске?

Ф. Н. Гударенко вспоминает также Веру Анохину. Вот что он пишет в связи с этим: «В сентябре 1941 года после контузии я находился на излечении в г. Волхове. После выздоровления был назначен политруком полевого госпиталя. В это время на подступах к Волхову шли беспрерывные бои. Госпиталь принимал раненых прямо с поля боя.

8 ноября пришла печальная весть: враг занял Тихвин. Госпиталь было решено передислоцировать непосредственно в район боевых операций под Тихвином. Задача была не из легких. Требовалось пройти более ста километров. Самый необходимый инвентарь погрузили на подводы, весь медперсонал отправился пешком. Шли по 50 километров в день. Если учесть бездорожье, сильные метели и морозы, то можно себе представить, каким был этот переход. Несмотря на огромные трудности, госпиталь в срок начал принимать раненых.

Население Тихвинского и Ефимовского районов оказало нам теплый прием, отводило для госпиталя лучшие дома.

В прифронтовых деревнях мы чаще всего видели старушек. Они угощали нас чем могли, делились последним куском хлеба, последним ведром картошки. Вся молодежь ушла в армию или в партизанские отряды.

В период боев за Тихвин госпиталь несколько раз менял свое место. Эвакуация раненых осуществлялась по новой автотрассе. Дорога протяженностью более 200 километров была построена в исключительно короткие сроки.

В пути следования раненым надо было оказывать постоянную помощь: согреть, напоить, накормить, перевязать. Ведь перевозили их на открытых машинах, а мороз доходил до сорока с лишним градусов. Нашим госпиталем был организован питательно-обогатительный пункт. Находился он в деревне Михалево Ефимовского района, в доме Петра Михайловича Фукова. Все раненые, следующие на автомашинах или пешком, останавливались в этом доме. Бойцов с тяжелыми ранениями надо было снять с автомашины, освободить из теплых «конвертов», обогреть, оказать медицинскую помощь, накормить, напоить, а после непродолжительного отдыха снова отправить в дорогу.

Когда развернулось сражение за Тихвин и стало поступать много раненых, Вера Анохина вместе с семьей Фуковых проявила настоящий героизм. Многие воины обязаны им своей жизнью.

Никогда не забыть, как приветливо встретили нас хозяин дома Петр Михайлович Фуков и его жена Матрена Васильевна. Они не только предоставили нам теплый уютный дом, но и охотно предложили свои услуги. Петр Михайлович возил из лесу дрова, вставал ночью и топил времянку, поддерживал в доме тепло. Доброй, ласковой хозяйкой оказалась Матрена Васильевна. Она готовила пищу, кипятила чай, кормила и поила раненых, угощала их молоком.

Бабушка, мать Петра Михайловича, Марфа Федоровна не спала ночами, стараясь во всем помочь раненым. Даже дочка хозяина, шестилетняя Верочка, и та все время была возле раненых. Слушая ее лепет, бойцы вспоминали своих детей, таких же ласковых и близких сердцу, ожидающих своих отцов домой с победой.

Сейчас мы часто произносим слова: «Никто не забыт, и ничто не забыто». Эти слова в полной мере относятся к Вере Анохиной и семье Фуковых».

Так жили и боролись с  врагом в годы войны многие бокситогорцы, настоящие патриоты Родины. Они все — и старые и малые — ковали победу над лютым врагом.

На снимке Ф.Н. Гундаренко.

Калинин, М. II. Бокситогорск в годы войны // Новый путь. – 1968. – 6 января. – С. 3, фотоил.


МБУ «Бокситогорский межпоселенческий культурно-методический центр»
© 2019