Формирование гренадерского батальона под Тихвином в 1941 году

Деревня Труфаново — вдали от больших дорог. А зимой, когда заметет все снегом, здесь совсем тихо. Только мороз потрескивает «в могучих деревьях, окруживших село. Не часто тут встретишь приезжего человека.

Но труфановокие старожилы помнят и другие времена. Поздней осенью сорок первого гитлеровцы захватили Тихвин. Все районные организации, масса людей двинулись в Труфаново. Местные жители только удивлялись, как это в их маленькой деревне разместилось столько народу.

В середине ноября в Труфаново срочно вызвали командира партизанского отряда И. С. Щурова и комиссара А. П. Королькова. «Что-то случилось очень важное, иначе не стали бы нас отрывать от боевых дел», — думали партизанские вожаки. В эту трудную пору в Труфанове проводилось совещание районного партийного актива. Сюда прибыли секретари обкома ВКП(б) Т. Ф. Штыков, Г. Г. Воротов, областной военком Д. И. Люлин и командир 27-й кавалерийской дивизии генерал Г. Т. Тимофеев. С коротким сообщением о положении на фронте выступил Г. Г. Воротов. В заключение он сообщил, что обком партии и Военный совет Ленинградского фронта решили сформировать из числа добровольцев бригаду, которая примет участие в боях за Тихвин. Секретарь обкома выразил уверенность, что тихвинцы покажут пример другим районам, за короткий срок создадут ударный батальон.

За недостатком времени прений на этом активе не открывали. Ограничились лишь несколькими вопросами о порядке и сроках формирования батальона. Отвечал на них генерал Г. Т. Тимофеев, назначенный командиром бригады. По предложению генерала добpoвольческую бригаду единогласно решили назвать гренадерской.

Утром 19 ноября бывший заведующий военным отделом райкома ВКП(б) И. С. Щуров докладывал генералу, что третий батальон скомплектован. Выслушав рапорт, командир бригады приказал вести людей в поселок Ефимовский и немедленно приступить к боевой учебе.

— Но мы еще не получили ни оружии, ни обмундирования, — сказал И. С. Щуров.

— Знаю, старший политрук, — ответил генерал. — Все это скоро будет.

Через два часа начался марш. Батальон чуть ли не на километр растянулся но заснеженной дороге. Он мало походил на воинское подразделение. Командиры и бойцы были одеты кто во что. Ходить в строю не умели. У любого командира, не знающего этих людей, могли опуститься руки.

Но генерал Г. Т. Тимофеев, прошедший большую военную школу, верил в людей, добровольно взявших в руки оружие и горевших желанием бить врага, не щадя своей жизни и крови.

Штаб бригады быстро укомплектовал третий стрелковый батальон и его специальные подразделения, в которых сражались в основном тихвинцы и бокситогорцы. С армейских складов привезли обмундирование, боеприпасы. Гренадеры получили винтовки, карабины, гранаты. А спустя несколько дней комбриг Тимофеев где-то раздобыл 120 автоматов ППШ.

Вражеская воздушная разведка не оставляла без внимания районы к востоку от Тихвина. Не ускользнуло от нее и сосредоточение большой массы людей в Ефимовском. Поселок начали бомбить.

Гренадеры перебрались в лес. Разместились в землянках вокруг Окуловского озера. Днем и ночью шла боевая учеба. Генерал лично присутствовал на занятиях и требовал, чтобы красноармейцев учили тому, что нужно на войне.

В начале декабря бригаду подняли по боевой тревоге и поставили задачу выдвинуться на передний край. Третий ударный батальон занял боевые позиции в районе деревни Астрача. Бойцы сразу начали окапываться. Долбили глубоко промерзшую землю, оборудовали укрытия для пулеметов. В это время из штаба бригады прибежал связной. Он передал новый боевой приказ генерала: в ночь на 6 декабря перейти в наступление и перерезать дорогу из Тихвина на Мелегежскую Горку.

На подступах к железной дороге, у высоты 57,6, батальон остановила плотная завеса вражеского огня. Выслали вперед разведку. Разведка засекла несколько вражеских пулеметов, укрытых в дзотах. Наши бронебойщики ударили по ним из противотанковых ружей. Огонь ослабел. Бойцы поднялись в атаку и взяли высоту. Контроль над железной дорогой был в наших руках.

В это время на высоте появился генерал

— Молодцы, гренадеры, — сказал он, обращаясь к бойцам взвода, которым командовал бокситогорец Иван Жуков. Комсомолец Жуков вместе со своими орлами первым ворвался на высоту.

Наш генерал в первую мировую войну был гренадером. И нас он называл гренадерами, считая, что советские бойцы будут воевать еще лучше, чем их отцы и деды, прославившие русское оружие.

Комбриг предупредил: «Закрепитесь на высоте как следует. Противник наверняка попытается ее отбить». Его предупреждение было очень своевременным.

Нашего генерала давно уже нет в живых. Он ушел из жизни рано — в возрасте 54 лет. Память об этом военачальнике осталась в наших сердцах.

Григорий Тимофеевич Тимофеев всю свою жизнь посвятил армии. Военная служба стала его профессией. Родина высоко оценила подвиги генерала, наградив его орденом Ленина, тремя орденами Красного Знамени, орденом Отечественной войны первой степени и многими медалями. Офицерами Советской Армии стали сын и внук Григории Тимофеевича. Они идут то стопам отца. Защита Отечества — их профессия.

Кретов, А. В бой ведет генерал // Новый путь. – 1973. – 27 января. – С. 4.


МБУ «Бокситогорский межпоселенческий культурно-методический центр»
© 2019