Георгий Яковлевич Щербаков, ветеран Великой Отечественной войны (Бокситогорск)

Великую Отечественную войну Георгий Яковлевич Щербаков встретил в Даугавпилсе Латвийской ССР, где служил командиром санитарного взвода в воздушно-десантной бригаде. Уже на пятый день войны бригада вступила в бой. То были тяжелые, можно сказать, трагические дни. Бронированные полчища врага рвались вперед. Наши войска, отступая, вели кровопролитные бои. В одном из боев Георгий Яковлевич был тяжело ранен. В свою часть он вернулся только через год.

Бригада тогда находилась на формировании под Москвой. Здесь бойцы услышали радостную весть: бригаде присвоили наименование гвардейской. А через несколько дней был получен приказ отправиться на южный фронт. Это было 14 августа 1942 года. В районе станиц Качалинской и Трехостровской часть вступила в бой с фашистскими войсками, рвавшимися к Сталинграду. До 1 сентября пришлось вести оборонительные бои на левом берегу Дона. А лотом снова марш-бросок в район Сталинграда. Была поставлена задача: отрезать про­рвавшиеся к городу фашистские войска и соединиться со своими южными соседями.

В конце сентября часть, в которой служил Г. Я. Щербаков, перебросили на левый берег Волги и на авто­машинах доставили к северной части Сталинграда. В ночь на 1 октября бойцов погрузили на баржи и пе­реправили в Сталинград.

Город был объят пламенем. Горели камни, земля. Казалось, там нет места, где бы можно было встать. Но место нашлось. Советские солдаты встали на правом берегу Волги и стояли насмерть до полного разгрома гитлеровских полчищ.

Батальон занимал оборону в районе завода «Красный Октябрь». Бои были тяжелые. Круглые сутки не умолкал страшный грохот орудий и бомб. Даже днем трудно было разглядеть небо: его застилал густой дым.

В одном из боев батальон потерял почти весь личный состав. Оставшиеся в живых немногие бойцы оказались во вражеском кольце. Командир батальона старший лейтенант Кочетков связался по радио с комдивом и доложил обстановку. Немцы наседали. И тогда комбат принял единственно правильное решение: он попросил дать залп из «катюш». «Катюши» «сыграли», да так, что немцы долго не могли опомниться. Правда, и нашим бойцам, сидевшим в окопах, пришлось пережить несколько страшных минут. Дрожала, горела земля под разрывами термитных снарядов.

Наши бойцы стали пробиваться к Волге, вынося с собой раненых. А когда пробились, новый приказ — занять мартеновский цех, захваченный немцами. К утру боевая задача была выполнена. Теперь передняя линия обороны находилась в цехе. Метр за метром советские воины теснили врага, захватывали новые рубежи.

На всю жизнь запомнился день 19 ноября. Наши войска по всему фронту перешли в наступление. По вражеским позициям били многие сотни наших орудий, в воздухе не смолкал гул краснозвездных самолетов. Вот она сила, и перед ней не устоит никакой враг! Такие мысли можно было прочитать в те памятные дни на лицах наших бойцов и командиров.

Освободив территорию завода, наши войска развернули бои в заводском поселке. И здесь бойцам пришлось пережить тяжелую утрату. В одном из боев погиб комбат Кочетков. Дорого заплатили фашисты за эту смерть. Советские солдаты рвались вперед, сметая на своем пути остатки разбитых гитлеровских дивизий.

В огромном Сталинградском котле были перемолоты отборные фашистские полчища. Сталинградская битва продемонстрировала всю силу и мощь советского оружия, высокую моральную стойкость советского народа, навсегда похоронила миф о непобедимости гитлеровских полчищ.

В дни Сталинградской битвы Георгий Яковлевич Щербаков был командиром санитарного взвода батальона, оказывал помощь раненым бойцам и командирам, эвакуировал их с поля боя в тыл.

Отечественную войну Г. Я. Щербаков закончил под Будапештом, где был в четвертый раз ранен. Сейчас Георгий Яковлевич работает в Бокситогорской поликлинике.

Годы огневые : из воспоминаний Г.Я. Щербакова // Новый путь. – 1968. – 10 февраля. – С. 2, фотоил.


МБУ «Бокситогорский межпоселенческий культурно-методический центр»
© 2019