Бокситогорск в годы войны

Все дальше и дальше уходят в прошлое годы войны. Но скорбь по погибшим жива в памяти людей. Живы их подвиги во имя нас, живых. Никогда не изгладится из народной памяти героизм защитников.

Много уже писалось о том, какую роль в битве за Ленинград сыграл наш край. Сегодня мне хочется открыть еще одну, мало известную страницу народного подвига. В годы войны в Бокситогорске было много госпиталей, более 21, в которых лечились бойцы и. командиры Ленинградского и Волховского фронтов. Конечно, многих воинов искусные медики снова возвращали в строй. Но немало бойцов умирало от тяжелых ран.

В Бокситогорске при входе на братское кладбище есть надпись: «Здесь похоронено 890 советских воинов». Следопыты нашей школы поставили перед собой благородную цель: решили уточнить количество захороненных, узнать адреса родственников погибших.

Автор этих строк провел многие часы в хранилищах Военно-Медицинского архива в Ленинграде, просмотрел тысячи документов: различных отчетов, донесений, историй болезней. Как мне сообщили, здесь хранится 28 миллионов историй болезней. Я бы назвал их историям ранений, историями подвигов, потому что каждое ранение связано с подвигом людей, которые шли на вооруженного до зубов врага, проливали во имя Родины свою кровь, отдавали за нее самое дорогое — свои жизни. Мне удалось установить, что из 21 госпиталя, дислоцировавшегося в войну в Бокситогорске, архивные документы сохранились только из одиннадцати. Ос­тальные погибли. Время было военное, и случалось всякое.

На основании сохранившихся документов удалось установить, что на нашем братском кладбище захоронено не 890, как считалось раньше, а 1.420 воинов. Но и эти цифры неточные. Ведь мы не имеем архивных документов еще на 10 госпиталей. Поиск помог узнать фамилии еще 393 человек, считавшихся неизвестными.

Листая лаконичные записи в медицинских документах, видишь, как много захоронено на нашем кладбище юношей в возрасте 17—19 лет. Они еще не успели закончить школу, не успели пожить. Они погибли в смертельной схватке с врагом, так и не узнав, что такое любовь.

Часто встречаются такие записи: «Умер, не приходя в сознание», «Родных не назвал», «Доставлен с летучки обугленным», «Не знает русского языка», «Доставлен без карточки передового района» (первичной обработки раненого в медсанбате) и т. д.

Удалось также установить, что во время боев за Тихвин в нашем крае было восемь медсанбатов, но документы сохранились только из двух. Я просмотрел сохранившиеся архивы 54 особого медсанбата 65 стрелковой дивизии.

Медсанбат находился в деревне Дыми. Как известно, останки воинов, умерших от ран в этом санбате, в 1969 году были перезахоронены в Астраче, где воздвигнут мемориальный комплекс. Раньше считалось, что здесь захоронено 200 воинов. Ныне стали известны фамилии еще 42 воинов. Таким образом, открыта еще одна страница из книги неизвестности.

Через месяц начнется новый учебный год. Новые отряды следопытов отправятся в поиски. Желаю им больших успехов. Я также от души благодарю своих юных помощников, оказавших мне большую помощь в поисковой работе, — Ольгу Кормильцеву, Веру Доброходову, Людмипу Федорову, Веру Иванову, Галю Каретникову, Валентину Муравину, Лену Артемьеву, которые учатся в девятых классах нашей школы. Мы всегда помним павших, чьей кровью обильно полита наша земля. Мы в вечном долгу перед ними.

Калинин, М. Истории подвигов // М. Калинин // Новый путь. – 1973. – 3 августа. – С. 3.


МБУ «Бокситогорский межпоселенческий культурно-методический центр»
© 2019