Туманов Тимофей Никифорович, участник Великой Отечественной войны (Бокситогорск)

Тимофею Никифоровичу Туманову довелось служить действительную службу на западной границе. Всего несколько месяцев оставалось до ее окончания, как началась Великая Отечественная война. Словно вихрь, ворвалась она в военный городок.

...Вот уже несколько суток танкисты, взаимодействуя с пехотой и кавалерией, сдерживали яро­стный натиск врага. На подступах к Кишиневу шли ожесточенные бои. Немало оккупантов и бое­вой техники уничтожил в те дни экипаж танка, где механиком-водителем был наш земляк. В одном из боев его машина была выведена из строя двумя вражескими снарядами. Один из них заклинил башню, другой угодил в мотор. Тимофей Туманов едва успел выскочить из горящего танка. Остальные члены экипажа погибли.

Четыре машины пришлось сменить в годы войны бывшему фронтовику. А сколько боевых друзей осталось на жарких полях войны.

После переформировки снова назначение на фронт. И снова бои. Тяжелые, упорные. Теперь предстояло защищать Москву. Направляясь на защиту столицы, каждый солдат близко принимал к сердцу грозный призыв: «Ни шагу назад!». Не щадя жизни сражался на подступах к Москве и старшина Туманов. Теперь все это лишь воспоминания, но тогда было по-настоящему тяжело.

Был с ним под Москвой такой случай. Сдерживая натиск фашистов, экипаж полностью израсходовал боеприпасы. В это время один из немецких танков, изрыгая огонь из пушки и пулемета, двигался на окопы наших обороняющихся подразделений. Медлить было нельзя. Пройдут считанные секунды, и бронированная машина начнет утюжить наши окопы. По ТПУ (танко-переговорному устройству) механик-водитель услышал голос командира машины Ваганова:

- Тимофей, снаряды кончились, идем на таран.

- Командир, вас понял.

И вот грозная машина, управляемая старшиной Тумановым, с полного хода врезалась в бок фаши­стского танка. Ходовая часть левого борта превратилась в груду металла. Но что-то случилось и с мотором на «Т-34»: в момент столкновения он заглох. А немного погодя в нашу машину ударил вражеский снаряд. Погибли командир и стрелок-радист. Начался пожар. Тимофея ранило в обе руки. От едкого дыма и сильной жары спирало дыхание. «Только бы не потерять сознание», — пронеслось в голове. Превозмогая боль, он все же сумел открыть люк и вывалиться на землю. Не без труда сбил пламя на комбинезоне. Только он ползком направился к своим, как снова ранило. Теперь в ногу.

После госпиталя обстоятельства сложились так, что Тимофея Никифоровича направили в полковую разведку. И здесь он показал себя храбрым солдатом.

...Произошло это под Старой Руссой. По заданию командования из расположения противника ну­жно было доставить языка. В числе смельчаков, уходивших на это задание, был и Туманов. Благополучно миновав проволочное заграждение и минное поле, разведчики вплотную приблизились к лесному завалу. За ним — линия обороны противника.

Добыть языка — дело нелегкое, а светлой июньской ночью и подавно. Однако русский солдат всегда отличался смекалкой.

— Заарканить его нужно, товарищ лейтенант,— предложил один из разведчиков.

В эти минуты вблизи искусственного препятствия, озираясь по сторонам, прохаживался немецкий часовой. Точно рассчитанный бросок веревочной петли — и фриц без звука свалился на землю. Не успел он прийти в себя, как оказался в объятиях разведчиков. Лязгая от страха зубами, фашист лепетал:

— Гитлер капут! Гитлер капут!

В августе на этом же участке фронта эта же группа снова ходила за языком. Вылазка была очень тяжелой: многие из разведчиков погибли, троих, в том числе Тимофея Туманова, ранило. Ранение оказалось серьезным — в грудь и в левую руку. Он долго лежал в состоянии глубокого шока на нейтральной полосе, пока не подоспела случайная помощь. Его спасли бойцы другой разведгруп­пы, возвращавшиеся с задания.

И снова госпитальная койка. Искусные руки медиков сумели спасти ему руку от ампутации. Долгие месяцы потребовались, но боец снова встал в строй.

...Давно отгремели сражения Великой Отечественной войны. Казалось бы, можно и забыть невз­годы минувших лет. Но нет. Такое не забывается. В народной памяти все еще живы и будут жить имена героев и их ратные дела.

Тимофей Никифорович и сейчас на фронте, только на трудовом. В коллективе глиноземщиков он пользуется уважением и авторитетом. Работает старшим диффузорщиком.

Кузнецов, Л. «Ни шагу назад!» // Новый путь. – 1972. – 18 марта. – С. 2.


МБУ «Бокситогорский межпоселенческий культурно-методический центр»
© 2018