Большедворское сельское поселение (из истории)

Большие каменные дома, где живут рабочие совхоза «Красный пахарь», прекрасная средняя школа, ничем не уступающая лучшим городским, столовая, хороший детский сад, современные магазины, мастерские, гараж, строящийся комбинат бытового обслуживания и многое другое — таким выглядит сегодня наша деревня Большой Двор.

А помню я ее совсем другой — с 1913 года. Она тогда входила в состав Большедворской волости Тихвинского уезда Новгородской губернии.

Крестьяне занимались хлебопашеством, но хлеба своего до нового не хватало. Питались тем, что получали со своего хозяйства. А если нужно было что-то купить из товаров или продуктов, — везли в Тихвин дрова или сено и на вырученные деньги приобретали необходимое. Только спички, мыло и прочую «мелочь» можно было купить у себя в деревне, в мелочной лавке Конецкой. В этом же доме хозяйка и жила.

На краю деревни стояла маленькая кузница, принадлежавшая Кузнецову. Там крестьянин мог подковать лошадь, натянуть шину на колесо, починить плуг. А большего и не требовалось.

Посреди деревни стоял постоялый двор Шубина. Дом украшала сделанная рукой неграмотного хозяина вывеска: «Харчевня». В ней останавливались проезжие — покормить лошадей, попить чаю, переночевать. Особенно много проезжих было на Покровскую (14 октября) и Рождествен­скую (17 января) ярмарки в Тихвине. В это время харчевня не могла вмещать всех желающих, и поэтому проезжие останавливались у брата владельца харчевни.

В доме Тереховых была почтовая станция. Она имела казенных лошадей, на них возили чиновников, служащих. Станцию содержало земство, а обслуживали братья Тереховы.

На реке Рядань стояла водяная мельница братьев Орловых.

Помню я школу — одноэтажное, казарменного типа здание, состоящее из двух классных комнат. На ней была вывеска: «Большедворская земская школа, открыта в 1899 году».

Помещение было мрачное — окна выходили на север. Здесь же, через дверь из класса, была и квартира учителя — небольшая комната и кухня. Петр Иванович Модестов и его жена Олимпиада Федоровна были очень трудолюбивые люди. Благодаря их заботам, помещение внутри школы выглядело сносно. Здесь учились ребятишки и из соседних деревень: Горелухи, Павловских Концов, Синенки. Приходили они ежедневно пешком. Учились тогда далеко не все, ведь обучение даже в начальной школе было не обязательным. Мальчики еще учились и из отдаленных дере­вень, а девочки в большинстве оставались неграмотными.

Большой Двор был центром Большедворской волости, поэтому там находилось волостное управление. Администрация волости состояла из старшины и писаря. В помощь им в деревнях были сельские старосты, десятские. Возле волостного правления стояла маленькая избушка — «холодная», куда сажали провинившихся крестьян за неуплату налога, нарушение общественного порядка. В Большом Дворе жили блюстители порядка царского — урядник и стражник.

В Михайловских Концах в доме П. Ф. Фукова (теперь там интернат школы) была казенная винная лавка («царев кабак»). Там же стояли две мелочные лавки братьев Тимофеевых. Вот и все учреждения, бывшие на территории Большедворского сельсовета.

1 августа 1914 года началась первая мировая война. Многие мужчины были призваны в царскую армию. Главными работниками и кормильцами семей стали женщины. Все хозяйство пошло в упадок. Начал ощущаться голод.

В феврале 1917 года узнали о свержении царя. Обрадовались: кончилась война, вернутся кормильцы. Но многие так и не дождались (Муравьева, Становова и другие).

И вот Октябрь 1917 года. В июне 1918 года начали избирать уездную власть. От каждой волости избирались депутаты. В числе депутатов Тихвинского уездного исполкома был мой отец, Василий Васильевич Мызовский. В 1918 году он был председателем Тихвинского совнархоза. На месте во­лостного правления в Большом Дворе образовался Волостной комитет. В нем сотрудничало уже несколько депутатов, каждый из которых заведовал своим отделом. Был земельный отдел, военный отдел во главе с военкомом Александром Прохоровичем Прохоровым (он умер в 1919 году от сыпняка), отдел народного образования во главе с Владимиром Ивановичем Петрусевичем. Это был высококультурный человек, врач по образованию, журналист по профессии. Он многое сделал по народному образованию в волости. Прежде всего — по ликвидации неграмотности. В стране, как известно, в эти годы было очень трудно с продовольствием. Семья Петрусевича — у него было 3 сына — жила на скудный паек. Владимир Иванович при всей своей занятости находил время помогать населению как врач.

В 1924 году крестьяне деревни Большой Двор организовали молочную артель. В правление артели вошли Мызовский, Устюженский — бухгалтер-казначей, Алнов, Мигалкин, Терехов, Сизова. Артель организовала маслодельный завод в доме Крючковой. Крестьяне с большой охотой еже­дневно сдавали молоко, за это они получали деньги и корма для скота — льняной и подсолнечный жмых. На молокозаводе делали масло, сметану, творог и отправляли в Тихвин. Кроме того, артель имела смолокурку и кирпичный завод. Для улучшения поголовья скота Тихвинский районный земельный отдел дал двух быков-производителей ярославской породы.

В 1930 году деревни Большой Двор и Михайловские Концы объединились в колхоз. Первым его председателем стал учитель местной школы Александр Иванович Федяев (сейчас учитель-пенсионер, живет в Бокситогорске). Затем его сменил Михаил Михайлович Шубин (умер в 1932 году), потом Иван Семенович Добромыслов.

В 1924 году в Большом Дворе организовался союз молодежи. Первым его комсоргом был сын крестьянина-бедняка из деревни Павловские Концы Саша Званский. Впоследствии он стал пред­седателем первой коммуны «Красный Броневик». Затем был курсантом летного училища, командиром авиаэскадрильи. В 1942 году погиб в боях с фашистами.

Наша комсомольская ячейка состояла из 17 комсомольцев: пятнадцать ребят да мы с Клавой Манцевой. В то время девчат трудно было вовлечь в комсомольскую организацию: боялись, родители не разрешали.

Помню, как много всегда дел находили мы себе: и бежали в другую деревню с лекцией, в которой бичевали религиозные предрассудки, и обучали неграмотных, и помогали престарелым людям. Своими силами в Большом Дворе построили клуб и ставили там спектакли. Вспоминается, с каким увлечением готовили такие крупные вещи, как «Власть тьмы» Л. Толстого, пьесы А. Островского «Гроза», «Не в свои сани не садись», «Без вины виноватые». Сами для клуба заготовляли дрова. А ребята-комсомольцы даже помогали вести раскопки. Ведь наши края славятся богатым прошлым. Здесь когда-то татары, а потом шведы осаждали Дымский монастырь. И сколько было радости, когда находили предметы, свидетельствующие о былом...

Были у нас и свои энтузиасты. Это прежде всего наш вожак Саша Званский, избач Вячеслав Великосельцев, Александра Васькова, Василий Мызовский, Николай Устюженский, ныне работник Архангельской лесотехнической академии. Особенно интересные доклады делала учительница Александра Васькова.

Позднее, перед Отечественной войной, ее муж Иван Павлович Васьков был директором Большедворской школы, Александра Андреевна преподавала русский язык. Вместе с И. П. Калугиным, ныне директором Большедворской средней школы, и другими учителями Васьковы были первыми запевалами всей общественной работы в деревне.

Когда в 1941 году началась Великая Отечественная война, ушли на защиту своей Родины и бывшие учителя Большедворской школы: Ф. С. Буриев, И. П. Калугин, Н. Ф. Ярков, А. Е. Соменко и другие.

Мызовская, Е. Нас водила молодость… // Новый путь. – 1967. – 31 марта. – С. 2.


МБУ «Бокситогорский межпоселенческий культурно-методический центр»
© 2018